На главную

Доллар = 63,56

Евро = 70,45

12 декабря 2019

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Конфликт ГП и СКР. Реформа прокуратуры. Проблемы юридического образования

Юрий СКУРАТОВ,

бывший Генеральный прокурор РФ (1995—1999 гг.), заведующий кафедрой конституционного права РГСУ

Наши правоохранители не борются с преступностью, а отбиваются от нее

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
Наши правоохранители не борются с преступностью, а отбиваются от нее 30 ноября 2011
Прокуратура ничем не лучше МВД. Это части единой системы. Если раньше мы говорили, что Министерство внутренних дел в силу огромного штата сотрудников наиболее уязвимо в плане коррупции и нарушений законности, в то время как прокуратура и спецслужбы якобы относительно чистые структуры, то сейчас они все в равной степени коррумпированы. Когда болен весь организм, сложно ожидать, что в нем останутся здоровые звенья. Коррупция настолько разъела наше общество, что превратилась в прямую угрозу его жизнедеятельности. Мы подошли к той стадии, когда либо мы победим коррупцию, либо коррупция нас. И пока трудно сказать, у кого больше шансов.

Прокуратура: проблемы, перспективы, реформа

ЛГ: Вторая часть нашей беседы тоже касается всех и каждого. Это, во-первых, реформа, когда милиция стала полицией. Прошла переаттестация милиционеров, которые превратились в полицейских. Я вас спрашиваю даже не о том, как она прошла эта переаттестация, хорошо или плохо, и зачем она была нужна. Меня интересует генпрокуратура и прокуратура в принципе. Хорошо, эту часть системы мы переделали и переаттестовали. Наверное, она станет лучше. А в прокуратуре нужна переаттестация?

ЮС: Чтобы ответить на этот вопрос, нужно опять-таки вернуться к тому, о чем мы говорили в первой части. Насколько успешно эта методика исправления ситуации была применена к МВД, дала ли она результаты? На мой взгляд, она ничего не изменит. При нынешнем положении вещей все это косметические изменения. Эти меры не дадут результата. В этом убеждены многие. И пока что, извините, сбывается самый худший прогноз.

ЛГ: А надо было менять?

ЮС: Да, безусловно.

ЛГ: И в прокуратуре тоже?

ЮС: Безусловно. Я могу сказать, что прокуратура, как и МВД, — это часть нашего государства, нашей правовой системы. Прокуратура ничем не лучше МВД. Это раньше мы говорили, что МВД в силу его многочисленности более уязвимо в плане коррупции, в плане законности и не законности действий, а прокуратура — относительно чистая структура, так же как КГБ или ФСБ. Сейчас, к сожалению, мы не можем так сказать. Они в равной степени коррумпированы — и те, и другие, и третьи. Поэтому, те рациональные шаги по исправлению ситуации, которые все же присутствовали в реформе, должны быть использованы и в прокуратуре. Но, повторяю, при этом нужно исходить из того, что это единая система. Когда болен весь организм, невозможно найти там здоровые звенья. Надо лечить весь организм. Я считаю, что в прокуратуре очень многое надо сделать. Прежде всего нужно оздоровить руководство, поскольку уже возникло много вопросов.

ЛГ: Оздоровить — это значит поменять?

ЮС: В какой-то мере да. Это первое. Во-вторых, необходим, конечно же, более жесткий общественный контроль над кадровой политикой. В-третьих, нужно разобраться с функциями прокуратуры, с объемом ее полномочий. Потому что ситуация, связанная с выделением, скажем, следствия, меняет очень многие вещи. Здесь надо концептуально определиться, нужна ли нам прокуратура в таком виде или же эти надзорные полномочия надо рассматривать как часть функций Министерства юстиции. Вообще, я убежденный сторонник сохранения прокуратуры. Но раз решились на такую меру, давайте думать. Ведь посмотрите, что получается! У нас сейчас отсутствует комплексный подход к реформированию правоохранительной системы. Взялись за МВД...

ЛГ: Да.

ЮС: Но вы, ребята, поймите, что МВД — это важная, но только часть механизма. До этого взялись за судебную систему — без учета той инфраструктуры, которая связана с МВД, с прокуратурой, с системой экспертных учреждений и так далее. Сейчас идет латание уголовного законодательства, процессуального законодательства…

ЛГ: Либерализация, говорят.

ЮС: Совершенно верно. У нас нет единой концепции уголовной политики, нет единой системы понимания того, как мы должны противодействовать новой преступности. Такой преступности никогда не было. Она уже представляет угрозу для национальной безопасности, для жизнедеятельности самого общества. Мы подошли к той стадии, когда либо коррупция нас, либо мы коррупцию. И я как специалист даже затрудняюсь дать прогноз, у кого больше шансов.

ЛГ: То есть, если коррупция нас, то нас ждет превращение в нечто вроде Колумбии?

ЮС: Нет, нас ждет судьба Византийской империи.

ЛГ: Распад?

ЮС: Да. Я смотрел перечень причин, которые привели к распаду Византии, и сравнивал с ситуацией в России — там уже очень много общего. А коррупция — это самая страшная вещь. Это порча, это разложение государственного аппарата. Ни одна программа, завязанная на государство, не будет выполнена, ни один план не будет осуществлен, ни одна функция государства не будет надлежащим образом реализована, если мы не победим коррупцию.

ЛГ: Юрий Ильич, а люди, которые занимаются всеми этими переаттестациями, начиная с МВД и заканчивая другими структурами, они изучают иностранный опыт? Иностранцы же какой-то опыт имеют — скажем, западные державы. Или мы настолько непохожи, что не можем взять и перенести?

ЮС: Зарубежный опыт надо изучать, и он изучается. Для нас в особенности важен, как ни странно, опыт того же Казахстана, который создавал объединенный следственный комитет. Это было лет 10—15 назад. Они создали. И сейчас мы решаем, нужен ли нам Следственный комитет в его нынешнем виде, или же туда надо добавить следственный департамент МВД, следственные подразделения ФСБ, Наркоконтроля плюс, может быть, дознание, который осуществляет таможня. В Казахстане пытались это сделать, у них несколько лет эта структура существовала, но потом они от нее отказались. Значит, этот опыт надо изучить. Что касается западного опыта — да, мы непохожи, но в чем-то и похожи. Поэтому надо смотреть. Надо изучать и опыт Китая, достигшего серьезных результатов в борьбе с коррупцией. Они сумели сдержать ее.

ЛГ: У них были жесткие меры.

ЮС: Но мы тоже евразийская, а не только европейская держава. Поэтому надо смотреть не только на Европу, но и на Азию. Но самое главное состоит в том, что, реформируя нашу правоохранительную систему, мы должны опираться на определенные научные наработки. Изучение опыта — лишь часть научного подхода. Давайте мы серьезно обсудим, что мы делаем с МВД. Посмотрите: ведь не было никакого реального обсуждения. Да, закон опубликовали. Да, президент знал, что большинство населения против переименования милиции в полицию. Ну и где это? Он посмотрел и сказал: а я считаю, что надо. И общественное мнение, извините, по боку. Где серьезная проработка тех вещей, которые сейчас делаются и которые противоречат друг другу? С одной стороны, мы убираем институт понятых, тем самым, по сути, провоцируя правоохранительные органы на дальнейшие злоупотребления. С другой стороны, мы частично демократизируем, либерализуем наш уголовный процесс, наше уголовное право и так далее.

ЛГ: Вспоминается анекдот про Рабиновича на нудистском пляже: «Рабинович, вы либо крест снимите, либо трусы наденете». Просто один к одному. Решите, ребята, что вы будете делать.

ЮС: Совершенно верно. Причем это не в первый раз. Ведь когда в 1991 году принималась концепция судебной реформы (кстати, парламентом принималась — Съездом народных депутатов РСФСР), многие уже тогда говорили: давайте не будем спешить, давайте обсудим. Но она хотя бы парламентом принималась. А сейчас парламент, собственно говоря, вообще никак не участвует. Чисто формально закон о создании Следственного комитета на пятницу поставили, совместили второе и третье чтение и быстренько протащили. А потом спохватились. Давайте будем латать, давайте будем дополнять. Следственный комитет при прокуратуре — незаконное образование. Почему? Потому что в рамках единой централизованной жесткой системы, какой, по Конституции, являлась прокуратура, не могло быть неподконтрольных ей внесистемных, автономных образований.

ЛГ: На этом мы завершаем вторую часть нашей беседы. А в третьей части давайте поговорим о профессионализме, и в частности о юридическом образовании, которое должно избавить нас от непрофессионалов в этой сфере.

Комментарии
kavkaz
С чего все начиналось?С подготовки.Сначала стало жить как-то ху-же.Была нефть,газ,в итоге прибыль.Но куда-то все подевалось.А ку-да?США и иные страны с момента окончания второй мировой усердно взялись за уничтожение России,а в конечном итоге всех русских.И вот в 1991г. первый удар по СССР.В 1993г. второй уже окончательный.С чего начиналась история «новейшей России»?С изменений в уголовном кодексе.Отменена была смертная казнь за хищение в особо крупном размере,за взяточничество при отягчающих,за покушение на жизнь сотрудника милиции.Это сущность и лицо сегодняшней власти.Весь этот сброд в советское время учился в наших школах,вступал в КПСС и ВЛКСМ.И вот настало их время.В итоге период беспредельного ограбления государства в немереных масштабах теперь (эти самые воры) называют «периодом первоначального накопления капитала». И лозунг «кто был ничем,тот станет всем» был окончательно воплощен в жизнь.Те,кто с помощью самой милиции крали металл вагонами,стали важными людьми.По-нашему бизнесменами.А те,кто боролся с кражами металла,теперь работают у этих бизнесме-нов.И 9 Мая у Вечного огня эти самые «бизнесмены» «плачут» о не-вернувшихся своих земляках.Секретари КПСС,ВЛКСМ,председатели колхозов,директора заводов,бандиты прибрали к рукам,в-первую очередь,средства производства.Остальным достались «ваучеры».В итоге родители тех,кто сейчас служит в полиции (слово какое-то гад-кое.Сразу вспоминается Белоруссия 1941год) стали в одночасье голо-дранцами,а ушедшие на пенсию,отслужившие в милиции 20 и более лет,получают пенсию наравне с отсидевшими по 20 и более лет. Что послужило поводом и началом ликвидации милиции?Фактически подавляющее число власть имущих снизу доверху были не в ладах с законом,т.к. честно первоначальног накопить в принципе нельзя.Для них милиция, как для Нургалиева и иных важных персон участко-вые ,дерьмо и проблема.И вот настал час.И стала милиция полицией,не сменив формы,удостоверений,знаков различия и сути своей,полицией.Дети обворованных властью воровской,отслужившие в армии «новой России»,где балом правят дагестанцы и еже с ними, пришли в полицию. Что представляла милиция в конце 80-х.Это была боевая структура,идейно закаленная,ненавидящая ворье и прочий сброд.В чем была суть закона,который милиция применяла?В том,что он чслужил людям с низу до верху.В чем суть законов,применяемых полицией?В том,что они служат «мешкам с деньгами» и наводят тень на плетень. Кем сегодня набиты лагеря?Такими же как и полицейские. Именно голодранцами за некоторым небольшим исключением. А знает ли полицейский об этом? Не только знает, но и чувствует. Подавляющее их число работает в глубинке, в малых и средних городах. А жизнь в них совсем не московская. Так совсем,что дальше некуда.
С начала 90-х началось охаивание и оплевывание сотрудников милиции,в-первую очередь. Это происходит и сегодня на государственном уровне.В итоге полиция представляет собой, в основном, серую массу в форме противной от Юдашкина.А сегодняшний криминалитет твердо стоит на ногах.И позволяет полиции что-то делать,ибо надо держать людишек в повиновении создавать видимость (по-ихнему понт) борьбы со злом.Что в итоге?В каждом городке,поселке,городе есть ЧЕЛОВЕК.Он ЧЕЛОВЕК.Суд,полиция,прокуратура не решают дела так быстро и серьезно как ЧЕЛОВЕК.К нему обращаются все.Кто он?Он инвалид 2-й группы,малоимущий.Ездит на невзрачном авто за 2млн.рублей.Полиция не видит его тонировки дощатой.Ему все можно.Он ЧЕЛОВЕК.
Укрывательство преступлений от учета было и будет. В различных масштабах. но в настоящее время есть много худшее. Это нарастающая латентность преступлений. Изнасилования, зарегистрированные., практически сошли на нет. Кражи тоже, если просто провести опрос не заявивших о преступлениях, то цифра будет совсем огромной. При снижении раскрываемости это многое значит. Лично я никогда бы не стал заявлять.
Повышение зарплаты ничего кардинально не решит. Наемники не станут только из-за зарплаты подвиги совершать. В результате мы имеем следователей без письменных принадлежностей, оперов без спецсредств, транспорта и текучкой стопроцентной. Участковых без бензина и запчастей к транспорту. И вот идет по городу Сасово Рязанской области участковый. А идет он в магазин запчастей, которым владеет накопивший первоначальный капитал в 90-е,попросить.И начальство просящего знает об этом. А иначе как машина просящего будет ездить, если запчастей не выдавалось два года,а на спидометре под 100 тысяч?А родители просящего получают пенсюшку от государства Российского совсем небольшую. Ну, очень небольшую. Зря лишь работали всю жизнь. А на просящем форма от Юдашкина. Ну, очень затертая. Прямо очень. А соседу просящего за сбыт 0,0634 грамма дезоморфина государство Российское как наркодиллеру отписало 4 года колонии. А в ОВД у просящего место в кабинете, который рассчитан на 10 человек. Оружие ему выдают только до 18.00. И он его старается не получать, т.к. после работы надо будет чесать в ОВД. А там «бояре» (начальники просящего). По –нашему «рукойводители». Они подвигов не совершают, оружие не получают, ни с кем не связываются. Они рукойводят просящим. И вот вечером приходит просящий домой. Денег (бобла не нарубил) нет. Жена недовольна, т.к. гаишник своей жене к Новому году презентовал шубку, а просящий своей ничего. Выпьет водки просящий, закурит. И такое огромное желание бороться со злом у него появляется, что хоть сейчас иди на службу.
В чем же смысл сказанного? В том, что не просто по незнанию Медведева или Путина, а вполне целенаправленно развалили милицию, унизили и лишили единственного праздника. Бывшие милиционеры теперь ничего не празднуют, а новоиспеченные полицейские называют их как и ЗК мусорами. Ибо среди тех, кто пришел в полицию в последние 10 лет исключительно много гнили.
И не верьте генералу, который говорит, что плохо значит хорошо. Генералам вообще верить нельзя.


сельцо, Вадим крепостной
МВД это просто мелочь пузатая, в сравнении с прокуратурой, судьями и контрразведчиками. Так, мелочь по карманам тырят.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости