На главную

Доллар = 64,33

Евро = 72,22

19 июня 2019

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Ситуация в Сирии. Позиции РФ на Ближнем Востоке. Демократия или стабильность?

Саид ГАФУРОВ,

востоковед

После падения Ливии Средиземное море превратилось в озеро НАТО

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
После падения Ливии Средиземное море превратилось в озеро НАТО 23 ноября 2011
Весь мир хочет, чтобы Асад остался. Уж на что Израиль его злейший враг, и тот боится переворота в Сирии. Даже Катар, который уже не может отказаться от поддержки повстанцев, выдвигает хитрые условия: армия — Асаду, контрразведка — Асаду, спецслужбы — Асаду. И, конечно, в этом заинтересована Россия. После падения Ливии Средиземное море фактически превратилось в озеро НАТО. Сирия — наша единственная база на Ближнем Востоке. Кроме Асада, у нас там друзей больше нет.

Экономический кризис изменил политические пристрастия

ЛГ: Кризис изменил политические пристрастия людей, выяснил Европейский банк реконструкции и развития. «В странах Восточной Европы, — пишут «Ведомости», — ослабела поддержка демократии и рыночной экономики, в странах с доминирующей ролью государства спрос на демократию, наоборот, существенно вырос». От чего вообще зависит пристрастие людей к демократии или, скажем, не к демократии? Как и что здесь меняется?

СГ: Альтернатива демократии — это стабильность.

ЛГ: Стабильность.

СГ: Стабильность или демократия? Выбор сложный. В идеальном случае — и стабильность, и демократия. Но такое бывает редко. Как писал, по-моему, Шалом Алейхем, жалко, что евреи не швейцарцы. Я бы сказал, что и татары не швейцарцы. Да и наши русские братья тоже не швейцарцы. Но зато там климат плохой и с горы можно упасть. Везде свое. На самом деле я, наверное, могу оказаться не очень объективным судьей, потому что имею друзей в самых разных структурах, которые вовлечены в эти процессы в самых разных странах. Но я готов сказать, что, по моим ощущениям, это действительно так. Особенно это проявляется на международных конференциях, когда люди встречаются и обмениваются опытом. Действительно так. Проблематика разная. В той же Венгрии сейчас к власти идут люди, чьи убеждения можно назвать фашистскими.

ЛГ: То есть правые. В общемировом понимании правые.

СГ: Имеющие своих штурмовиков, отряды по идеологии. В них даже социализма не очень много. Меньше, чем у Гитлера или Муссолини. Но они, скажем, говорят: давайте не будем возвращать долги. Как бы хорошая идея — если ты не банкир. У меня вот нет швейцарского банка в кармане.

ЛГ: Это все порождение кризиса.

СГ: Да, это все порождение кризиса. С одной стороны. С другой стороны, люди выходят на марши в Страсбурге. В середине октября был колоссальный марш, организованный профсоюзами. У нас почему-то о нем мало сообщали. Конечно, в Страсбург приехало не 15 млн человек. 15 млн выстроились в колонну и якобы пошли в Страсбург. Этим они продемонстрировали, что в следующий раз могут и дойти. Это организовали профсоюзы, причем легальные, то есть в известном смысле часть истеблишмента. И это по всей Европе. Мы видим, что творится в Греции. Предыдущие два восстания в Греции — это была молодежь, это были обездоленные, лишенные будущего люди, это был радикальный элемент. То, что произошло сейчас, — совершенно другое. На улицы вышли люди среднего класса.

ЛГ: Как в Америке. Движение «Захвати Уолл-стрит» — это тоже средний класс, тоже не обездоленные.

СГ: Я не готов обсуждать Америку. Я не знаю: может быть, средний класс.

ЛГ: Это все параллельно происходит.

СГ: Естественно, параллельно. Но в Греции этот момент очень заметен. Тогда это были масштабные городские восстания, сжигали банки...

ЛГ: Да.

СГ: Мне мои друзья показывали. Идешь по Афинам и видишь черное пятно. Вот, говорят, здесь банк сгорел. Тот самый банк, куда бросили бутылку с горючей смесью, а там оказались два человека, и они сгорели. И все глаза отводят и говорят: случайно. Действительно, случайно. Так много людей было, что ими нельзя было управлять. Но это было тогда. А сейчас просто средний класс, сотрудники банков и так далее. Довольно зажиточные люди, которые вполне могут проголосовать на выборах и за Папандреу, и за Венизелоса.

ЛГ: И с чем это связано? Чего они хотят?

СГ: Они хотят, чтобы им не сокращали деньги.

ЛГ: А если по-другому не получается? Меня все время волновал этот вопрос. Когда я смотрел на эти демонстрации по телевизору…

СГ: Почему не получается? Вопрос в том, кто будет платить за то, что случилось. Есть две альтернативы. Они как бы имеют сложные последствия, но альтернативы две. Первая альтернатива: платит народ, народ в широком смысле. Платит за счет сокращения бюджетных расходов и увеличения налогов. Вторая альтернатива: платят банки, которые надавали кредитов тому, кому не следовало их давать. Ведь что мы имеем? Мы имеем юридическое лицо — Министерство финансов Греции, и это юридическое лицо выпустило какие-то ценные бумаги, которые купили какие-то банки. Во-первых, согласно любому банковскому законодательству, банк, прежде чем дать кому-то в долг, проверяет заемщика. Он должен его проверять и еще должен резервироваться под этого заемщика. То есть он не должен давать тому, кто первый попросит или попросит самым убедительным голосом. А то выберут министром финансов Греции актера, он попросит у банка, и банк ему даст. Это неправильно. Функция банков — проверить заемщика. И если ты ему дал, с него и спрашивай. Почему ты спрашиваешь с шахтера?

ЛГ: То есть банки должны ответить за все? Если могут.

СГ: На самом деле будет какой-то промежуточный вариант. В Греции уж точно будет промежуточный, потому что 50 процентов долгов банки уже списали. Но о людях говорят…

ЛГ: То есть чем лучше живет народ, тем он меньше хочет чего? Демократии?

СГ: Тем он меньше хочет…

ЛГ: …Изменения тех условий, в которых он живет. Он хочет стабильности. Он живет в приемлемых условиях и хочет стабильности. То есть стагнации.

СГ: Существует какой-то предел, выше которого человек оказывается способен защищать не только свои материальные права. А ниже… Помните, как Брехт говорил: «Сначала накорми, а потом говори о морали».

ЛГ: Да.

СГ: А когда ты накормил... Эта та граница, за которой начинается прорыв. Мы сейчас даже технически можем провести исследование и определить, где та граница, после которой начинается «сначала накорми». Вернее, заканчивается.

ЛГ: Давайте пока оставим Грецию в покое. У нас в России какой предел? Где мы находимся?

СГ: Очень мы географически...

ЛГ: …Разные? Да. Здесь накормленные, а здесь еще нет.

СГ: Мне сложно себе представить в Москве…

ЛГ: Греческий бунт.

СГ: Венгерский уж точно. Но мне легко его представить в других городах, в которых я бывал.

ЛГ: А в целом по стране, если взять среднее арифметическое? Невозможно сказать?

СГ: Средняя температура по больнице… Слишком большая страна. Есть же еще и дисперсия, причем очень большая. Но, с другой стороны, существует известная вещь. Одна из особенностей исторического развития России состоит в том, что у нас кто победил Москву, тот победил страну.

ЛГ: Ну да.

СГ: Нигде в мире в принципе такого нет. А у нас — кто взял Москву, тот взял все.

ЛГ: Хорошо. Понятно, что, с одной стороны, воли не видать, как пишут «Ведомости». А с другой стороны, воля — вот она, только возьми ее. Россия — страна большая. Посмотрим, что из этого получится. На этом мы заканчиваем нашу встречу с Саидом Гафуровым, экономистом и востоковедом. Спасибо вам большое. До новых встреч в нашем «Ресете».

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Алексей Козин, Дарья Шевченко, Виктория Романова, Ольга Азаревич, Лидия Галкина, Александр Газов

Комментарии
kavkaz
Россия НИЧТО. За спиной у Медведева с его подельником Путиным НИКОГО. огромнаә армия преданных ветеранов чеченской спит и видит как бы перегрызть горло медвепутам.Преданная армия,победившие боевики,дань Чечне в немереных размерах.Эти овцы не могут угрожать США.Нечем.И как только начнется что-то серьезное,то русские начнут крошить негров в Люберцах и повсюду азиатов.Начнется ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ МАРШ.США доподлинно знают это.при этом никогда именно русские не будут рабами.ими будут кавказцы,узбеки и прочие инородцы.Нас десятки миллионов.У США нет своей ПРО.Им это не надо.ПРО необходима лишь для того,чтобы ракеты РФ не долетели далее ее же границ. Поэтому для русских выгодна любая проблема сегодняшней власти.Медвепуты понимают,что уже скоро им собираться в дорогу дальнюю. Власть воровская и служители ее будут поставлены к стенке.Никаких амнистий им не будет.Поэтому члены ЕР и амнистированные боевики должны точно знать, что одним амнистии не будет,а вторым ее отменят.Русские,вперед!
kavkaz
Картина масло,господа: два еврея пекутся о Сирии.Профессора болтологии(наука для неработающих).
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости