На главную

Доллар = 64,43

Евро = 72,69

17 июня 2019

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Ситуация в Сирии. Позиции РФ на Ближнем Востоке. Демократия или стабильность?

Саид ГАФУРОВ,

востоковед

После падения Ливии Средиземное море превратилось в озеро НАТО

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
После падения Ливии Средиземное море превратилось в озеро НАТО 23 ноября 2011
Весь мир хочет, чтобы Асад остался. Уж на что Израиль его злейший враг, и тот боится переворота в Сирии. Даже Катар, который уже не может отказаться от поддержки повстанцев, выдвигает хитрые условия: армия — Асаду, контрразведка — Асаду, спецслужбы — Асаду. И, конечно, в этом заинтересована Россия. После падения Ливии Средиземное море фактически превратилось в озеро НАТО. Сирия — наша единственная база на Ближнем Востоке. Кроме Асада, у нас там друзей больше нет.

Ближний Восток и Россия

ЛГ: Итак, продолжаем разговор о Сирии. Ситуация сложная. Понятно, что идет внутрисирийское столкновение. Теперь давайте коснемся внешнеполитического фактора. С одной стороны, Катар, которому выгодно что? Убрать президента и монополию?

СГ: Президента оставить.

ЛГ: Да, президента оставить, убрать монополию. С другой стороны, западный мир, который, как мне кажется… Он, конечно, что-то там говорит. Но это не Ливия. То есть Запад относится к Сирии не как к Ливии. Там нет нефти.

СГ: И нет дружбы с африканцами.

ЛГ: И нет дружбы с африканцами. Поэтому Бог с ней. Творите что хотите. А мы будем периодически что-то говорить, потому что так надо. С третьей стороны, Россия. С одной стороны, мы поддерживаем Асада, с другой — мы как бы тоже намекаем ему, что надо что-то изменить.

СГ: На самом деле там ситуация… Мы начали уже об этом говорить. Там есть очень большая проблема, связанная с экономическим застоем. Ведь то, что произошло в пригородах Дамаска, прежде всего в Думе… Вообще, Дамаск — это очень приятный для жизни город. Если бы у меня спросили, где я хочу жить, Дамаск был бы в первой десятке. Там тихо, спокойно, и при этом там нет страха, какой был, скажем, в Ираке при Саддаме. Там не боятся. Там очень культурно. Там, если откроют выставку, то это будет не так, как у нас в Ленинграде, не неприличное слово на мосту...

ЛГ: Там этого не может быть в принципе.

СГ: Может. Но не поймут, не оценят, потому что там слишком высоко ценится искусство.

ЛГ: Там очень глубокие корни у этого искусства.

СГ: Там есть приятное ощущение маленького провинциализма. Возможно, москвичу не стоит так говорить, но я только в хорошем смысле.

ЛГ: Это называется традиция.

СГ: Все лучшее, что в провинциализме, есть в Дамаске. И одновременно это мегаполис — маленький, но мегаполис. Там очень приятно жить, но есть районы, где возникает ощущение абсолютной безнадежности. Вот Дума, где был второй очаг беспорядков. Когда я туда попадал (а это близко от Дамаска — минут 15 ехать, если без пробок), меня охватывало ощущение безысходности. То есть люди ощущали себя лишенными будущего. И тот бунт, который был в Думе, — это полная аналогия того, что мы наблюдали в Англии. Полная аналогия. Когда молодежь знает, что у нее нет будущего... Она не умрет с голоду — никогда, ни при каких условиях. Общество защитит. Но ее жизнь никогда и ни при каких условиях не изменится.

ЛГ: То есть главное здесь слово «справедливость». Вы это хотите сказать?

СГ: Нет. Если ты очень талантлив, то в Сирии ты вырвешься.

ЛГ: Тогда что?

СГ: Безнадежность.

ЛГ: Отчего безнадежность?

СГ: Застой.

ЛГ: Застой?

СГ: Застой в экономике — это очень тяжелая вещь. Запросы растут, а… Это очень похоже на те ощущения, которые были в Советском Союзе.

ЛГ: В 70-е?

СГ: Скорее, уже во второй половине 80-х. Почему Горбачев вызвал такие ожидания? Люди хотят перемен. Люди не верят, что может быть хуже. Они думают, что капитализм…

ЛГ: Человеку вообще свойственно верить во что-то светлое. Теперь вопрос: что лучше, чтобы Асад остался или чтобы он ушел? Чтобы партия развалилась, а он остался? Или лучшего не бывает?

СГ: Весь мир хочет, чтобы он остался. Израиль, злейший враг, хочет, чтобы он остался.

ЛГ: Потому что неизвестно, кто придет на смену.

СГ: Даже Катар, который уже не может отказаться от поддержки, идет на такие хитрые условия: армия Башару, контрразведка Башару, полиция…

ЛГ: А чего хотим мы?

СГ: Чтобы он остался. Для нас это стратегический момент, не забывайте. После падения Ливии Средиземное море — это озеро НАТО. Это на самом деле озеро НАТО. Есть еще, правда, Алжир, но он гораздо ближе к Франции, чем к нам. И последнее, единственное, место… Что там ни крути, геополитика, конечно, вещь сомнительная, но Россия всегда хотела видеть свой щит на вратах Царьграда. Украину мы уже потеряли и совсем далеко откатились от того, чтобы что-то куда-то прибивать… Но это же единственная наша база. Реально. Кроме шуток. Там у нас больше нет друзей.

ЛГ: А зачем нам эта база?

СГ: А вдруг? Сейчас Северное море холодает, а вдруг потеплеет? На самом деле это ближайший путь в Индию. Через Суэцкий канал. То есть мы, конечно, можем надеяться, что китайцы построят железную дорогу через горы. А сама Индия? Это чай и много чего еще.

ЛГ: Но ведь можно подружиться с Израилем?

СГ: А они не хотят. Им это зачем? Никогда не будет того, чтобы хозяева израильской экономики стали дружить с Россией. Не будет. Если только мы отдадим им свои нефтяные… А мы не отдадим. А раз так, то хозяева их экономики, а это банки, просто не дадут. Точно так же можно говорить: давайте подружимся со всем миром, и это будет хорошо и правильно.

ЛГ: В принципе, это действительно хорошо и правильно.

СГ: В принципе, да. Но мы же живем в реальном мире.

ЛГ: То есть это наши жизненные интересы.

СГ: Да. Ведь на самом деле все же понимают, что неплохо было бы отдать острова японцам, чтобы с ними замириться. Но мы никогда не отдадим их из стратегических соображений, чтобы у нас был выход в Тихий океан. Потому что если отдадим, нам его перекроют. То же самое и здесь.

ЛГ: И последний вопрос по этой теме. Там что-то произойдет в ближайшее время или ничего не произойдет и все так и останется?

СГ: Нужно понимать, кто за всем этим стоит. А за этим стоят очень и очень богатые люди. Они совершено не на виду. Это не Абрамович. Но по богатству они сравнимы с Абрамовичем.

ЛГ: А может, и богаче.

СГ: Их можно назвать по именам. Это бывший вице-президент Сирии. Я могу назвать его имя.

ЛГ: Назовите. Я надеюсь, он на нас не обидится.

СГ: Его зовут Хаддам. В свое время, когда умер предыдущий президент страны Хафез Асад, этот человек обеспечил фактически безболезненный переход власти к его сыну. Он был то ли вице-президентом, то ли председателем правительства — сейчас не вспомню. Но это и не так важно. В любом случае, он был вторым человеком в государстве. И он обеспечил безболезненный переход власти, обеспечил стабильность. А через четыре года поссорился и бежал. Он фантастически богатый человек. И он финансирует. То есть он решил, что сейчас появился шанс вернуться.

Бертран Рассел написал замечательную книгу, я ее очень люблю, это «История западной философии». И там есть одна очень интересная мысль. Он назвал ранних стоиков сирийской философской школой. Ранних стоиков с их мыслью, что несправедливость наносит ущерб не тому, против кого она направлена, а тому, кто ее совершает. Мне сначала это резануло глаз, а потом я понял, что так оно и есть. Сирийцы действительно такие. Человека, попавшего в опалу, то есть очень сильно провинившегося, у нас бы расстреляли, повесили или еще что-нибудь в этом роде, а там ему дают убежать.

В результате очень много богатых людей, которые провинились, сбежали за границу. И сейчас они хотят вернуться. И они заключили сделку с дьяволом — с радикальными исламистами. Это не доведет до добра. Я татарин по происхождению и могу сказать, что радикальный ислам — это угроза исламу, а не угроза ислама. Но они заключили эту сделку. И ничем хорошим это для них не кончится, даже если допустить вариант, при котором они победят, — а я его не допускаю. Нельзя утверждать, что этого в принципе не может произойти, но такой исход очень маловероятен — слишком много людей против них объединилось. Но если вдруг это случится, их просто съедят. Произойдет то же самое, что в Ливии. Там они пытались заключить сделку с «Аль-Каидой» (условно) и получили то, что получили, когда людей, которые возглавляли мятеж, уже начали отстреливать. Абдель Фаттах Юнис, уж такой человек, с такой личной охраной, — и тот погиб.

Сирия — это в принципе бедная страна. Во всяком случае, небогатая, особенно в денежном отношении. Национальное богатство, может, и большое, а вот денег мало. Не очень хорошая денежная политика. И в этой ситуации очень богатые люди, самые богатые, которые, конечно, не имеют религии (у них уже есть деньги!) и которые слишком богаты, чтобы сомневаться в том, что смогут откупиться…

ЛГ: Чтобы кому-то что-то там…

СГ: …Заключили сделку с религиозными и очень плохо образованными фанатиками.

ЛГ: В общем, будем посмотреть, как говорят.

СГ: …Оптимисты.

ЛГ: Оптимисты.

СГ: Есть два города, с которыми надо что-то делать. Как у нас все ненавидят москвичей и петербуржцев, так и там. Представьте себе, есть два доминирующих города. И есть третий и четвертый город. Как, скажем…

ЛГ: Екатеринбург.

СГ: И эти два города имеют одинаковое население — мусульмане-сунниты. Так сложилось исторически. И эти два города восстали. В них все упирается. Плюс пограничье.

ЛГ: Понятно. Спасибо вам большое. Значит, в этой ситуации мы немножко разобрались. Сейчас сделаем паузу, а потом перейдем к следующему вопросу и поговорим о том, как кризис изменил политические пристрастия людей.

Комментарии
kavkaz
Россия НИЧТО. За спиной у Медведева с его подельником Путиным НИКОГО. огромнаә армия преданных ветеранов чеченской спит и видит как бы перегрызть горло медвепутам.Преданная армия,победившие боевики,дань Чечне в немереных размерах.Эти овцы не могут угрожать США.Нечем.И как только начнется что-то серьезное,то русские начнут крошить негров в Люберцах и повсюду азиатов.Начнется ВЕЛИКИЙ РУССКИЙ МАРШ.США доподлинно знают это.при этом никогда именно русские не будут рабами.ими будут кавказцы,узбеки и прочие инородцы.Нас десятки миллионов.У США нет своей ПРО.Им это не надо.ПРО необходима лишь для того,чтобы ракеты РФ не долетели далее ее же границ. Поэтому для русских выгодна любая проблема сегодняшней власти.Медвепуты понимают,что уже скоро им собираться в дорогу дальнюю. Власть воровская и служители ее будут поставлены к стенке.Никаких амнистий им не будет.Поэтому члены ЕР и амнистированные боевики должны точно знать, что одним амнистии не будет,а вторым ее отменят.Русские,вперед!
kavkaz
Картина масло,господа: два еврея пекутся о Сирии.Профессора болтологии(наука для неработающих).
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости