На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

9 декабря 2016

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Российский президент обладает 469 полномочиями

Александр Проханов,

писатель, публицист

Президентский абсолютизм

Исследователи подсчитали, что президент РФ обладает 469 полномочиями. Как язвительно пишут эксперты, это больше, чем было у царей, генсеков ЦК КПСС и Чингисхана вместе взятых.
Президентский абсолютизм 29 марта 2011
«Коммерсант», рассказывая об исследовании профессором Михаилом Красновым законодательной практики последних 17 лет, приводит число полномочий, которыми обладает в России президент, — 469. Эти полномочия, оформленные законодательно, дополняют Конституцию, а порой и выходят за ее рамки.

Согласно исследованию Краснова, для введения этих полномочий принято 115 законов, чьи нормы расширяют компетенцию главы государства, у которого теперь номинальной власти больше, чем у «царя, генсека ЦК КПСС и Чингисхана» (выражение Геннадия Зюганова). Оправдывая непропорциональное увеличение значимости первого лица, один из разработчиков нынешней Конституции Виктор Шейнис утверждал, что делалось это сознательно — ради противостояния консервативным силам 90-х, ставившим палки в колеса реформ.

Однако тенденция наращивания полномочий президента сохранилась и далее, когда «консерваторов» оттеснили на обочину. Самое же интересное, сколько полномочий добавилось каждому из трех российских лидеров. Абсолютным лидером в этой символической «гонке» является Владимир Путин — за годы своего официального правления (2000—2008) он приобрел 234 полномочия. Чуть ли не на треть (168) было меньше у Бориса Ельцина (1993—1999), и далеко позади Медведев — он получил 67 новых полномочий. Впрочем, у него еще имеется шанс нарастить их количество.

Прокомментировать эту ситуацию «Особая буква» попросила писателя и публициста Александра Проханова.

По его мнению, столь массированный прирост полномочий имел бы смысл в трех случаях.

Прежде всего, если бы власть была по-настоящему авторитарной, когда ее приводные механизмы и ремни ощущались бы в каждой клетке государственного тела и в каждом уголке необъятной страны. «В этом случае и страна, и всякий мелкий орган управления на местах задыхался бы от отсутствия указаний, попечений, властного укора, гнева и тому подобного. Но, как мы знаем, такая власть существует лишь в нескольких воспаленных умах, а не на улицах или в кабинетах», — уверен писатель.

«Второй случай немного ближе к нашему, — продолжает он, — если бы режим ощущал свою слабость и пытался пустить пыль в глаза, рисуя картины страшной ответственности за неисполнение тех или иных требований. Возможно, это сплачивало бы властную верхушку, адресуясь еще и к подсознательному страху толпы и человека в толпе перед божеством, перед идолом, языческому страху. Но ведь и этого сейчас нет. Одни отчаянные мечтатели в стане либералов полагают, что власть боится, запрещая их крохотные митинги, грозя пальчиком, надувая щеки, — на такое надувание и похож весь этот ворох указаний, дополнений, якобы укореняющих в нашей ментальности уважение к закону».

«И, наконец, самый фантастичный вариант, — рассуждает Проханов. — У власти есть проект, способный воодушевить активную часть народа, и тогда дополнительные полномочия могли бы хоть в какой-то мере оправдать диктаторские способы правления. Условно говоря, при Сталине, при Петре это имело смысл. И тогда не суверенитета (как разрешал Ельцин) брать надо было бы, сколько унесешь, а полномочий. Даже подавление танками студенческих демонстраций на Тяньаньмэнь сюда вписывается. У нас же — ни с какой стороны этим не пахнет. Нет проекта, а лишь пиление бабла. А это уже сдача позиций».

«В общем, откуда ни посмотри, наращивание ниточек, за которые могло бы дернуть первое лицо нашего государства, — это технологические игры», — уверен собеседник «Особой буквы».

Вместе с тем, по его мнению, вероятность воспользоваться этими нарисованными полномочиями все же не нулевая: «Вспомним, как однажды Пушкин встретил в Петербурге Мицкевича, и тот несколько издевательски поклонился гению: «Привет козырной двойке от туза!» На что Пушкин среагировал мгновенно: «Бывают случаи в игре, когда туза побьет и двойка!»

У Дмитрия Медведева, считает Александр Проханов, получившего вроде бы меньше всех «добавленных» полномочий, есть эта «козырная двойка»: подписать указ об отправлении Владимира Путина со всем его скарбом в отставку. «И далеко не факт, что каким-нибудь погожим днем наш «младшенький» этим не воспользуется», — заключает известный публицист.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости