На главную

Доллар = 76,19

Евро = 91,20

1 декабря 2020

Политика

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Встреча президентов России, Армении и Азербайджана в Астрахани

Андрей СУЗДАЛЬЦЕВ,

доцент факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики

ХВАТИТ ГРАБИТЬ СВОЮ СТРАНУ РАДИ МИФИЧЕСКОГО ВЛИЯНИЯ

Россия является единственным субъектом мировой политики и экономики на постсоветском пространстве, поэтому без нее ни одна проблема здесь решиться не может.
ХВАТИТ ГРАБИТЬ СВОЮ СТРАНУ РАДИ МИФИЧЕСКОГО ВЛИЯНИЯ 27 октября 2010
Практически сразу же после возвращения из Туркмении Дмитрий Медведев стал участником еще одних переговоров, призванных укрепить позиции РФ на просторах бывшего СССР. Сегодня в Астрахани пройдет встреча лидеров России, Армении и Азербайджана, на которой будут обсуждаться перспективы урегулирования карабахского конфликта. По мнению экспертов, Москва недвусмысленно дает понять, что она и впредь намерена принимать самое активное участие во всех значимых политических и экономических процессах, происходящих на постсоветском пространстве. Другое дело, что и Россия уже не та, что была еще десять лет назад, и отношение к ней у стран региона в последние годы несколько изменилось.

Регион, охватывающий собой бывшие республики Советского Союза, распадается. Иран постепенно подтаскивает к себе Туркмению. Азербайджан все больше тянется к Турции. Грузия, как всегда, ищет себе хозяина на Западе, который будет ее обеспечивать. Наверное, исчезнет Молдавия. Большие проблемы ждут Белоруссию. В Казахстане берут верх прагматические настроения.

В этой ситуации Россия должна перестать искать друзей и начать отстаивать собственные интересы. Тогда и авторитет нашей страны вырастет. Многократно и мгновенно.

Андрей Суздальцев, Россия на постсоветском пространстве, ч. 2

ПШ: А что делать? Ведь если нас там не будет, будет кто-то другой. Не будем говорить кто.

АС: Я против того, чтобы за эти режимы гибли наши мальчишки. Это самое главное. Далее, я против того, чтобы наши компании вкладывали туда деньги, а эти деньги разворовывали. Ведь эти деньги не возвращаются — сто процентов.

Зачем нам грабить свою страну ради какого-то мифического влияния? Я вам скажу, все дело в страхе, оставшемся еще со времен холодной войны. Если нас где-то нет, значит, будут другие. Зачастую нам бы хотелось, чтобы был кто-то другой. Ведь ясно, что этот кусочек Таджикистана и Киргизии — проблема не только наша, но и тех же НАТО, и США. И что американцы и НАТО могли бы пойти на контакт с ОДКБ, потому что это вопросы Талибана, вопросы Китая в конце концов. Они подсматривают из-за угла, как мы справляемся. Когда же входим в ШОС, занимаемся с китайцами — это уже вызывает беспокойство.

Но ведь, друзья мои, так тоже нельзя. И вы, и мы заинтересованы, чтобы НАТО был в Афганистане. Мы готовы здесь помогать. Потому что надо решить вопрос с наркотрафиком. Потому что совсем тяжело. И давайте как-то вместе это делать. Вы поймите, что здесь нет жесткого противопоставления — или мы, или вы. Бывает так, что необходимы две базы: и российская, и американская. Конечно, нам хотелось бы, чтобы база была чисто нашей. Но есть киргизское правительство, и это тоже надо учитывать. Но мы за партнерство в сложных вопросах.

Естественно, если бы было партнерство, не было бы войны между Грузией и Россией с Абхазией и Южной Осетией. Не погибли бы наши миротворцы, которых просто вырезали. Вырезали, и все. Почему мы Саакашвили не принимаем сейчас? Потому что он — военный преступник.

Я 15 лет прожил за пределами России и скажу так: когда Россия четко осознает свои интересы и пытается их отстаивать, авторитет ее вырастает многократно и мгновенно.

ПШ: Согласитесь, с Абхазией именно так и было. Если бы Россия не вмешалась, то, я думаю, сегодня была бы другая конфигурация мира.

АС: Другая. Вы знаете, я до сих пор не сторонник признания Южной Осетии и Абхазии. Потому что мы заблокировали наши отношения с Западом. Это большие издержки. Надо внимательно смотреть за этими государствами. Надо следить за ситуацией в Абхазии. Да, они нам близки, они союзники и так далее. Но у них свой путь. Это надо помнить. Это проблема.

ПШ: Как вам кажется, у нас в МИДе все это учитывают? Или думают по наивности, что те же абхазы будут нам всегда преданы? Как в свое время были преданы грузины?

АС: Я очень уважаю Лаврова. С точки зрения политики на постсоветском пространстве МИД в последние годы здорово вырос по сравнению с 2000—2002 годами. Но ощущаются те же конвульсии. Мы наблюдаем это на примере Белоруссии. У них бывает очень быстрая и жесткая реакция, что очень радует. Так сказать, держат ситуацию. И послы активизировались. Но я бы не сказал, что мы полностью выработали новый взгляд на проблему постсоветского пространства. МИД надеется на экономическую и политическую составляющие, делает ставку на русский мир, на те связи, которые остались с советских времен, когда часть элит обучалась в советских вузах. Мы можем с ними контактировать. Это учитывается.

Беда, к сожалению, в том, что постсоветское пространство все больше обращается наружу, а не внутрь. А это признак того, что регион распадается, что его потихонечку начинают растаскивать. Понятно, что тот же Иран постепенно будет подтягивать к себе Туркмению. А Азербайджан все больше будет подтягиваться к Турции. Уже и так тянутся к Турции. Грузия, как всегда, станет искать себе хозяина, который будет ее обеспечивать. Наверное, исчезнет Молдавия. Большие проблемы ждут Белоруссию…

ПШ: Казахстан вы не упомянули.

АС: По Казахстану прогноз нормальный.

ПШ: Да. Чувствуется, что там спокойно.

АС: Мы прекрасно видим, что в Казахстане есть понимание того, что ему нужна элита разного этнического состава. Если такое понимание есть, страна удержится. Почему это имеет ключевое значение? Потому что это вопрос Китая, а Китай — вопрос не Дальнего Востока, а Сибири.

ПШ: Средней Азии...

АС: Вопрос Средней Азии.

ПШ: Средняя Азия ведь побаивается его экспансии?

АС: Конечно. Надо учитывать, что миграция идет именно в Казахстан. Земля огромная, пространство, степь.

Вот Китай, вот Волга, вот центр Европы. Россия расколота. Казахстан имеет для нас огромное значение. Поэтому интеграционные процессы — это вопрос нашей безопасности. И я очень волнуюсь за судьбу Таможенного союза. Конечно, там огромная политическая составляющая, но это наш последний шанс и последний интеграционный проект, который мы можем сейчас провернуть. Если мы не удержим Таможенный союз, мы останемся одни.

ПШ: Тем не менее перелом уже наступил. Во всяком случае, как мне кажется, мы перешли из фазы, когда на протяжении нескольких лет пытались подружиться, в фазу прагматичных отношений. И это тоже приносит свои плоды?

АС: Приносит. Но тяжело все это воспринимается. Понимаете, все привыкли, что Россия — бездонная бочка. Учитываются американские интересы, европейские, иранские даже. А вот наши…

ПШ: Воспринимают как свои.

АС: Не то чтобы как свои. Считается, что куда, мол, они денутся. Через какое-то время после грузинской войны в Грузии произошло небольшое землетрясение. Снимали репортаж, и вот какая-то старуха около разрушенного дома говорит: «Ну, Москва-то нас поддержит». Это в Грузии. Такие вещи есть не что иное, как наследие Советского Союза.

Остро стоят и вопросы эмиграции, потому что они плохо регулируются. Это вызывает напряженность в наших городах, в наших мегаполисах. Происходит своего рода селекция. Так, обнаружилось, что узбеков трудно использовать в городах. Все-таки это крестьяне, пусть очень качественные и хорошие. Очень хорошо входят в нашу жизнь киргизы. Они горский народ, в совершенстве владеют русским языком, даже без акцента, очень быстро приспосабливаются к любой работе. Киргизов готовы и дальше принимать как рабочую силу. Потихонечку покидают нас украинцы — уезжают обратно. Украина поднимается, экономика растет, появляются рабочие места. Это радует. Вместе с тем в России работает 600 тысяч белорусов.

ПШ: Много.

АС: Не могу сказать, чтобы в Белоруссии была очень высокая безработица. Но вернуться обратно белорусам будет тяжело. Многие уже укоренились, приобрели семьи, появилось жилье. Если ситуация в Грузии и Белоруссии будет ухудшаться, трудовая миграция будет расти.

ПШ: Но при любом повороте событий она ведь останется? На ближайшие несколько лет по крайней мере.

АС: Естественно.

ПШ: А может быть, и на много десятков лет.

АС: Вот тут есть проблемы. Нам, конечно, хотелось бы, чтобы трудовая миграция была в большей степени славянской, что для нас естественно…

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости