На главную

Доллар = 63,87

Евро = 68,69

8 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

У украинских радикалов не так много активных сторонников. Но почему так много сочувствующих?

Олег САВИЦКИЙ,

обозреватель «Особой буквы»

Революционный иммунодефицит

Почему многие украинцы, давно уставшие от махновщины на тротуарах Киева и мордобития должностных лиц прямо у них в кабинетах, поддерживают радикалов из «Правого сектора» в их конфликте с новой властью.
Революционный иммунодефицит 3 апреля 2014
Формула, согласно которой любая революция пожирает своих детей, является настолько популярной и имеет так много ярких исторических подтверждений, что считается почти бесспорной. Якобинцы на гильотине, старая большевистская гвардия в подвалах НКВД — эти образы уже вошли в кинематограф и прочие проявления массовой культуры. Нынешний конфликт между новыми властями Украины и радикальной частью Майдана в лице «Правого сектора» и «Самообороны» вроде как вполне вписывается в неумолимую историческую логику и чреват для радикалов драматичными последствиями.

Вполне оправданной выглядит точка зрения, что на Украине назрел свой «термидорианский переворот», который ограничит разгулявшуюся уличную вольницу, вернет страну к мирной жизни. Все, революция закончилась. Время строить новое государство. Время бороться с новыми вызовами — экономическим кризисом, коррупцией, развалом страны.

А как государство строить, как бороться с этими вызовами, если за время революции авторитет многих государственных институтов (в первую очередь МВД и спецслужб) упал ниже плинтуса? В конце февраля в Киеве в мундиры милиционеров разве что только не сморкались, и новый министр внутренних дел Арсен Аваков вообще непонятно как должен был работать: ему достался абсолютно деморализованный, рассыпающийся аппарат.

Украинцев можно понять. То, что довелось им пережить в январе-феврале, — ну не дай бог какому-то еще народу пережить такое. Весь мир видел, что делали силовики на улицах Киева (и не только Киева), и такое просто так, знаете ли, не забывается и не прощается.

Но пресловутого «Беркута» больше нет, министр Аваков расформировал эту структуру. Нет больше на Украине ни Виктора Януковича, ни экс-главы МВД Виталия Захарченко. По фактам расстрелов и избиений демонстрантов работают следственные органы, подчиняющиеся уже новым властям. Они регулярно отчитываются о своей работе.

Частичная победа над старой системой достигнута. Однако, для того чтобы победа демократических ценностей стала бесспорной, причем не только для украинцев, но и для всей Европы, нужно кропотливо работать — создавать эффективную рыночную экономику, развивать общественные институты, крепить, в конце концов, безопасность страны. И в этой работе ребята, обвешанные автоматами и рациями во главе с полевыми командирами, никак не могут быть полезны. Разве что в армию или в национальную гвардию запишутся, но так ведь не хотят.

Украина с ее огромными экономическими и внешнеполитическими проблемами как никогда нуждается во внутриполитической стабильности, в позитивном образе, который транслировался бы на весь мир, в первую очередь на Запад. А махновщина и атаманщина на тротуарах столицы, мордобитие должностных лиц прямо у них в кабинетах, перестрелки на улицах — все это плохо вяжется с образом государства, сделавшего европейский цивилизационный выбор.

Казалось бы, все логично, все бесспорно. Время собирать камни, а не выламывать все новые из брусчатки на Крещатике.

Вот только многие украинцы вполне либеральных взглядов, стоявшие на Майдане с тех пор, когда он назывался именно Евромайданом, не в восторге от некоторых, казалось бы, логичных действий МВД, от некоторых заявлений депутатов Верховной рады. Они не то чтобы за «Правый сектор», они не являются фанатами ни Дмитрия Яроша, ни покойного Александра Музычко. Но все эти люди чувствуют: что-то происходит сегодня не так.

Не надо думать, будто украинцы не понимают, что Музычко действительно вполне мог заниматься бандитизмом. Украинцы осознают, что, когда Сашу Билого и всю его скандальную биографию без конца прокручивают российские телеканалы, это плохо для Украины с точки зрения ее имиджа.

Но то, как именно Музычко ушел в иной мир, — это тоже плохо для Украины. Одно дело — честное, прозрачное расследование и справедливый суд. Совсем другое — убийство при весьма запутанных обстоятельствах.

Пониманию неприемлемости таких событий украинцы научились за последние драматические месяцы. Когда государство во внесудебном порядке, при помощи спецназа уничтожает одного из своих оппонентов (сколь бы этот оппонент ни был одиозен) — чем это отличается от недавних времен, когда спецслужбы и титушки похищали оппозиционеров и «разбирались» с ними в лесополосе? Стоило ли стоять на Майдане, если теперь спецназ «Сокол» министра Авакова начинает действовать так же, как спецназ «Беркут» министра Захарченко?

Понятное дело, что «сейчас» — не совсем то же самое, что «тогда». Арсен Аваков пытается обосновывать правомерность действий спецподразделений на своей личной странице в «Фейсбуке», руководство МВД и сами спецназовцы хотя бы объясняются перед обществом, говорят, что Музычко был высококлассным профессионалом-боевиком, оказывал сопротивление и вообще случайно сам себя убил при задержании.

Только люди не очень этому верят — жизнь научила их не верить в такое. Да и сам спецназ «Сокол» — это не какая-то новая структура, сформированная после революции. К примеру, сотрудники именно этого подразделения прикрывали бегство из Украины своего шефа Захарченко. Только вот их в отличие от «Беркута» не расформировали. И когда украинцы вспоминают это, им становится как-то совсем уж неприятно.

Материал по теме: «Правый сектор» и раньше не жаловал руководство Министерства внутренних дел, упорно отказываясь интегрировать свои подразделения в правоохранительные структуры страны, сдавать оружие и признавать украинскую революцию завершенной. Но после смерти Саши Билого и заявления замглавы МВД о том, что еще несколько членов организации арестованы по обвинению в бандитизме, радикальные националисты могут начать открытую войну против властей и силовиков. (ДАЛЕЕ)

Продолжается силовая операция и против «Правого сектора» в Киеве. Спору нет, действия правоохранителей небезосновательны: иногда складывается впечатление, что и сам Дмитрий Ярош не контролирует всех своих сторонников. Но зачем отправлять командовать зачисткой гостиницы «Днепр» от «правосеков» весьма одиозного полковника МВД Сергея Асавелюка? По некоторым данным, этот офицер причастен к снайперскому расстрелу на Институтской улице. И даже если на самом деле Асавелюк невиновен, в любом случае в отношении него ведется служебная проверка. Но тут выясняется, что Асавелюк не только не отстранен от работы на время проверки, но и осуществляет оперативное руководство действиями милиции, да еще и на виду у журналистов.

Неудивительно, что после этого был поднят скандал — причем не «правосеками», а самими журналистами. Неудивительно, что на фоне таких событий слова Яроша о том, что новые власти «предали героев небесной сотни», не расследуют должным образом их гибель и вообще МВД так и осталось гнездом реакционеров и коррупционеров, — все это начинает приобретать в глазах общества совсем иной вес. Неважно в данном случае, прав Ярош или нет. Важно, что элиты ведут себя так, как будто бы Ярош прав.

Беда в том, что Украина очень хорошо помнит, чем кончилась «оранжевая революция». Как занявшие государственные посты властители того, первого, очень романтичного и восторженного Майдана быстро утратили драгоценное доверие народа, погрузились в коррупцию, неумные и некрасивые склоки. Как они так и не решились на по-настоящему глубокие реформы, сдали страну Януковичу.

Нынешняя революция далась украинцам очень дорогой ценой, и они боятся, что сейчас все закончится так же, как 10 лет назад: элиты коррумпируются, научатся врать, оторвутся от народа и забудут, что именно стойкости и решительности народа они должны быть благодарны.

Дело не в симпатиях к национал-радикалам. Электоральные мощности того же «Правого сектора» невелики. И популярность Дмитрия Яроша как политика невысока — на грядущих президентских выборах он наверняка наберет считаные проценты. И киевлянам действительно, мягко говоря, неприятно натыкаться на улицах и в кафе на вооруженных людей. Но вместе с тем многие видят в «правосеках», в «сотнях самообороны Майдана» и других возникших во время революции структурах своего рода иммунную систему общества, противовес государственной власти, которую нельзя оставлять без ежедневного контроля.

Сейчас не XVIII век и даже не первая половина XX. Сейчас нельзя положить на гильотину двадцать человек или поставить к стенке несколько сотен, чтобы «стабилизировать ситуацию». Но и спецоперациями МВД с ночными убийствами страну тоже не обновляют.

Умение договариваться со всеми украинцами — не только со сторонниками федерализации с востока, на чем настаивает Кремль, но и с национал-радикалами запада, не переставшими быть гражданами своей страны, — это то искусство, которым еще предстоит овладеть молодому правительству. И ладно, если борьба с любыми проявлениями экстремизма велась в правовом поле, а не при помощи хорошо знакомых Украине еще со времен Леонида Кучмы схем. И в структурах МВД должны быть реализованы меры по оздоровлению, а не показушные отставки нескольких руководителей, которые и так бежали за границу.

Все это будет работать на позитивный имидж Украины лучше, чем новые революционные или контрреволюционные перевороты.

 

Материал подготовили: Олег Савицкий, Александр Газов

Комментарии
Агент Смит
Особенно понравилось про «Беркут» — они действительно вместо решительных действий по защите Конституции и народа занимались не пойми чем. А сайт превращается в рупор национал-предателей и скоро, к сожалению, разделит участь граней и каспарова. :-((
razoomeika
Точно, полностью согласен
Филим
Даже и подумать не мог
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости