На главную

Доллар = 64,15

Евро = 72,06

27 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Депутаты Госдумы хотят поделиться с журналистами неприкосновенностью

Владислав ПОЛЯНСКИЙ,

«Особая буква»

Пресс-папье-маше

Формальная «неприкосновенность», которой эсер Михаил Сердюк хочет наделить журналистов, вряд ли защитит их от произвола и тем более не сделает российское общество более справедливым и безопасным.
Пресс-папье-маше 8 августа 2013
По роду деятельности журналист относится к группе риска. Причем не только в России. Если он пишет о чем-то помимо разведения комнатных растений, он обречен время от времени задевать интересы влиятельных людей. А влиятельные люди, как известно, очень ранимые. И если ситуация не располагает к «окончательному решению вопроса», они стараются достать обидевшего их «писаку» через суд. И сделать это так, чтобы другим впредь неповадно было совать свой нос, куда не следует. В нашей стране, где правоохранительная система вместе с формально независимым судом вплетены в вертикаль власти, для независимого журналиста риск стать жертвой злоупотребления значительно выше, чем в странах прогнившей буржуазной демократии. Поэтому депутат-эсер Михаил Сердюк предлагает дать журналистам дополнительную степень защиты. «Статус неприкосновенности поможет оградить журналистов от людей в погонах, которые чинят произвол. Да, многие возбуждаемые дела не доходят до суда, но с точки зрения давления на журналистов эта схема работает. Поэтому необходимо перевести возбуждение уголовных или административных дел в отношении представителей СМИ под ответственность и надзор прокуратуры», — приводит газета «Известия» его слова. Ранее с подобной инициативой выступал коллега Сердюка по фракции Олег Михеев. Он предлагал внести поправку в законодательство, согласно которой решение о возбуждении уголовного дела против журналиста мог бы принимать только руководитель подразделения Следственного комитета по региону. Акулам пера стоит, конечно, поблагодарить народных избранников за внимание, но тут же отказаться от их любезных предложений.

 

Уголовные дела против журналистов, возбужденные по факту «неправильных» публикаций — это не экзотика для современной России. Например, в 2006 году прокуратура Ивановской области возбудила уголовное дело против Владимира Рахманькова, редактора местной электронной газеты «Курсив», по статье 319 УК РФ («Оскорбление представителя власти»). Поводом для этого стала статья «Владимир Путин как фаллический символ России». Если рассматривать недавние события, то здесь на память приходит уголовное дело против журналиста газеты «Звезда» Романа Юшкова. В его статье о межнациональных столкновениях в Пугачеве пермская прокуратура усмотрела признаки экстремизма (ч. 2 ст. 280 УК РФ). Несколько ранее, в апреле 2013 года, начальник абаканской полиции Александр Злотников подал в суд на редактора местной газеты «Новый фокус» Михаила Афанасьева. Афанасьев пытался сделать репортаж о незаконных методах работы полиции, во время чего и был задержан. Позже он в одной из статей назвал Злотникова лжецом, за что получил обвинение в клевете. Ну и совсем свежее — это иск депутата Елены Мизулиной против группы журналистов и блогеров. 7 августа по этому делу в Следственном комитете была допрошена, в частности, Ксения Собчак. По словам светской львицы, следователь СКР беседовал с ней об оральном сексе. Точнее, не состоит ли она (Собчак) в сговоре с некими гражданами, которые распространяют сведения о якобы имеющем место неприятии депутатом Мизулиной этой формы интимных отношений.

Журналистскому цеху, наверное, следует по-человечески поблагодарить народных избранников за заботу. Потому что с подобного рода давлением, наверное, сталкивалось абсолютное большинство СМИ: наших коллег регулярно обвиняют в клевете, оскорблениях представителей власти, разжигании различных розней и подрыве государственных устоев в особо циничной форме.

Иногда удается отбиться: так, в июне 2013 года московские полицейские отказались от претензий к «Особой букве» (предметом спора стало сообщение об избиении подростка в ОВД «Щукино», о чем рассказали несколько СМИ, включая наш сайт). Иногда не удается.

Как бы то ни было, уголовное дело против журналиста создает ему героический имидж, но серьезно осложняет жизнь. Тот, кто был подозреваемым или обвиняемым, поймет. Для остальных поясним, что такая легкая мера пресечения, как подписка о невыезде, существенно ограничивает степень вашей свободы. А судебный процесс может закончиться обвинительным приговором, даже если вы на самом деле невиновны. И штраф или условный срок (наиболее вероятные санкции по статьям о «клевете», «оскорблении» и «разжигании») — не смертельные, но неприятные явления.

В общем, мы благодарим господина Сердюка за внимание, но вынуждены отказаться от такого любезного предложения.

Во-первых, принятие предложенных Сердюком поправок (весьма маловероятное) не сильно облегчит жизнь пишущей братии. Особенно в очень далеком «замкадье». Наивно было бы надеяться, что городской или региональный прокурор не прислушается к просьбе «уважаемых людей» помочь наказать зарвавшегося борзописца.

Во-вторых, или «в-нулевых», потому что этот вопрос следует проработать до того, как обсуждать те или иные меры в отношении прессы, не совсем ясно, кто подпадет под защиту этого закона, а кому придется работать без страховки.

Вот есть профессиональные журналисты: выпускники профильных вузов и факультетов, сотрудники зарегистрированных СМИ, члены Союза журналистов, сотрудники редколлегий, штатные корреспонденты. С ними все ясно. Но можно ли считать журналистом, например, университетского профессора, который ведет еженедельную колонку в газете? Как публицист он достаточно известен и в то же время не зарегистрирован в качестве журналиста, не числится в штате СМИ, с которыми сотрудничает. Может ли он надеяться на протекцию закона, если обидит кого-то из сильных мира сего? Вообще как быть внештатным авторам, которые, случается, поставляют наиболее острые и интересные материалы?

Кроме того, в последние годы развивается такое направление, как «гражданская журналистика». Талантливые, наблюдательные и решительные люди, не связывая себя ни с какими из зарегистрированных СМИ, публикуют оригинальные репортажи в своих блогах. Многим удается превратить блог в полноценные СМИ и неплохо зарабатывать на этом. Но и те блогеры, которые не достигли высот «гражданской журналистики», делают для гласности больше, чем штатные сотрудники какой-нибудь муниципальной газеты. Должен ли закон как-то по-особому защищать «гражданских журналистов» и блогеров?

Кстати, в головах законодателей время от времени всплывает идея придания особо популярным блогам статуса СМИ. К счастью, дальше разговоров дело не двинулось.

И еще. Допустим, поправки приняли. Журналисты кричат «ура» и в воздух что-то там бросают, коррумпированные полицейские и прочие нечистые на руку начальники пьют валокордин, гласность торжествует. А дальше? А дальше начнутся разговоры, что нужно наделить неприкосновенностью еще какую-то социальную группу. Например, правозащитников. Или активистов зарегистрированных политических партий (представляете, как развернется в стране партстроительство?). Или врачей и учителей, а заодно и пенсионеров. Или водителей такси. Или дворников.

И, что характерно, найдутся железобетонные основания для того, чтобы даровать привилегии каждой из этих социальных групп.

Приятно иметь привилегии. Но выделение новых привилегированных групп не сделает жизнь в России более комфортной или справедливой. Буржуазные революционеры XVII—XIX веков требовали для «третьего сословия» того, что прежде считалось дворянскими привилегиями: неприкосновенности личности и имущества, суда равных, представительства в органах власти. Там, где «третье сословие» восторжествовало, оно отвоевало себе даже право устраивать дуэли, в аристократических странах дозволенные только «благородным»…

Право биться на дуэли, наверное, сейчас мало кого волнует. А вот право на реальную неприкосновенность личности, реально независимый суд, реальное уважение со стороны представителей власти — это то, что нужно всем гражданам, а не только журналистам.

 

Материал подготовили: Владислав Полянский, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости