На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

1 октября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Интервью с оппозиционным журналистом Приморского края

Наталья ФОНИНА,

журналист газеты «Арсеньевские вести» (Приморский край)

«С пытками в приморской полиции ситуация уже критическая»

Приморская журналистка рассказала «Особой букве» о современных реалиях российского Дальнего Востока, о причинах восстания «Приморских партизан», а также нравах местной полиции, не гнушающейся торговлей наркотиками и применением пыток к гражданам.
«С пытками в приморской полиции ситуация уже критическая» 30 июля 2013
«Особая буква» продолжает цикл интервью с людьми из регионов. Нам интересны активисты, журналисты, блогеры, депутаты Богом забытых муниципальных собраний и все те, кто умеет разговаривать, а не только вещать с трибуны. Сегодня мы беседуем с Натальей Фониной — приморской корреспонденткой газеты «Арсеньевские вести». «Арсеньевские вести» — просто-таки уникальное явление для отечественной журналистики. Мало того, что она почти ровесница современной российской государственности, так еще все это время издание к этой государственности находится в достаточно жесткой оппозиции, за что неоднократно подвергалась давлению. Сотрудникам «АВ» есть что рассказать о проблемах Приморского края — лучше них о ситуации в регионе, наверное, не знает никто.

 

«Особая буква» уже беседовала с краснодарским политиком Мирославом Вальковичем, общественным деятелем Ставрополья Анатолием Беляевым, экологом, журналистом и правозащитником из Перми Романом Юшковым, калининградским гражданским активистом Михаилом Костяевым и журналисткой из Екатеринбурга Татьяной Пашковой. (Здесь, здесь, здесь, здесь и здесь соответственно).

— Начнем с темы, которая до сих пор остается одной из самых обсуждаемых в СМИ, прежде всего из-за вспыхивающих то и дело коррупционных скандалов. Задам вопрос издалека: саммит АТЭС-2012 на острове Русский — что-то дало его проведение краю?

Планы по саммиту были блестящие, а перспективы, которые «рисовали» приморцам, — красочные. Однако они отказались «фиговым листком», которым прикрывались для того, чтобы отмыть огромные средства, выделенные на саммит. Если бы, конечно, данные средства действительно полностью пустили на развитие инфраструктуры края, то результаты не замедлили бы себя ждать. Две пятизвездочные гостиницы, которые рекламировали, так до сих пор и не достроены, равно как и Театр оперы и балета.

Изначально было понятно, что строительство Дальневосточного федерального университета на острове Русский — проект-утопия. Так практически и получилось на самом деле, ряд преподавателей былого ДВГУ уже уволились, студенты в недоумении от того, что им придется ездить на остров Русский, где при специфических погодных условиях Приморья (циклоны, штормовые ветра) они окажутся отрезанными от «цивилизации».

Вместе с тем дорожная сеть края расширена. Но качество дорожного строительства не выдерживает никакой критики. Примером тому стало обрушение части скоростной трассы в районе бухты Тихой, вызвавшее общероссийский скандал — по поводу инцидента приезжал разбираться непосредственно Дмитрий Медведев.

— Саммит должен был подтянуть социалку региона. Но эту задачу не решил. Какие сейчас самые острые социальные проблемы у края?

Конечно же, людей прежде всего беспокоит рост тарифов ЖКХ. Для пенсионеров они стали удавкой. Кроме того, пожилое население душит рост цен на лекарства, которые по льготным рецептам они порой не могут приобрести. Коррупция, особенно в правоохранительных органах, перехлестнула все границы.

— А экология? Край ведь дико богат…

«Черные» китайские лесорубы в последнее время немного поутихли, но никуда не делись. Несколько стабилизировалась ситуация с нелегальными вырубками в Дальнереченском районе Приморского края. Однако проблемы лесной отрасли, конечно, остались. Их необходимо решать на российском уровне.

Новый Лесной кодекс, как считают многие эксперты-экологи, способствовал тому, чтобы проблемы в лесной отрасли только обострились. Экологические организации, Фонд защиты дикой природы WWF могут до бесконечности отправлять свои обращения и предложения в администрацию Приморского края и к правительству, конечно, это может иметь свой результат и делать это необходимо, но в данном случае инициатива должна исходить непосредственно от самого губернатора. Проблема очевидна и не видеть ее нельзя, тем более что Приморье — это крупнейший поставщик рыбы и леса.

— Перейдем на внутреннюю политику. Насколько вообще интересна региональная политика?

Наиболее активны в организации митингов и протестных акций коммунисты. Но проявляют себя и «яблочники», и «другороссы». Небезызвестный Виктор Черепков снова выдвигает свою кандидатуру в мэры — он сейчас находится во Владивостоке. С Черепковым выборы осенью пройдут не скучно.

— У вас и раньше было не скучно. Протесты во Владивостоке против повышения пошлин на автомобили из Японии конца 2008 — начала 2009 годов взбудоражили всю Россию и испугали Москву...

Те митинги, конечно, взбудоражили всю Россию. Местные силовики не хотели разгонять протестующих, и приехал ОМОН из Москвы. Конечно, для жителей Приморья то повышение пошлин было огромной проблемой...

— Именно тогда зазвучали сепаратистские идеи о Дальневосточной республике. В реальности эта идея существует в крае?

Я думаю, что эта идея нежизнеспособная и не имеет под собою почвы. Местные элиты во главе с губернатором продвигают идеи Кремля, являются его ставленником. Головные офисы многих градообразующих предприятий располагаются в Москве, потому говорить о каком-либо суверенитете не приходится. Да и жители Приморья больше стараются уехать в центр России или за границу в поисках работы и лучшей жизни, чем заниматься подобными иллюзорными прожектами.

— Как Приморье прошло период поствыборных протестов 2011—2012 годов, сотрясавших Москву?

Владивосток протестовал активно, потому как фальсификации на выборах имели место и у нас. На выборах работали наблюдатели, члены комиссий с правом совещательного и решающего голоса от разных партий, прежде всего от КПРФ. Случались инциденты, по поводу которых писались многочисленные жалобы. Однако жалобам не дали хода, и все это вылилось в наши краевые поствыборные протесты. Инициативные группы граждан по возможности присоединяются ко многим общероссийским протестным акциям, проходящим под лозунгами «За честные выборы» и «Свободу политзаключенным».

— Еще одна тема, за которой следят в столице, хотя, может, и недостаточно внимательно, — дело «Приморских партизан». В своей газете «Арсеньевские вести» вы о нем много пишете. Это редакционное задание или это дело важно лично для вас?

«Арсеньевские вести» постоянно отслеживали события, разразившиеся, подобно вулкану, в поселке Кировском. В редакцию, как и во многие другие СМИ, пришло письмо-воззвание о том, что отряд «партизан» выдвигает ультиматум, требуя прекратить беспредел в правоохранительных органах, фабрикацию уголовных дел, пытки в полиции, уверяя, что если условия «воззвания» не будут выполнены, то в Приморье разразится «партизанская война» против силовиков, МВД.

Однако «Приморские партизаны» теперь говорят, что никакого Романа Муромцева не знают и никакого отношения к письму-воззванию не имеют. Они объясняют причины случившегося тем, что боролись с милиционерами-наркоторговцами и их «приспешниками», которые возделывали коноплю.

Вообще скандальные события, которые нагнетались вокруг «партизан», трактовались по-разному. В первую очередь Управление МВД РФ по Приморскому краю старалось скрыть истинные причины произошедшего. Поэтому существовало много предположений, версий и слухов.

Кстати, моя поездка в Кировский началась с попытки задержать меня на автовокзале. Охранник, подошедший ко мне, проводил проверку документов. Я предоставила паспорт, а потом в комнату для охранников примчались сотрудники правоохранительных органов, достали наручники и сказали, что будут составлять на меня протокол по статье 228 УК РФ. Я возражала, что я никакого отношения к наркотикам не имею, на что они сказали, что им плевать и бывает такое, что «иногда красивых девочек находят на пляже, засыпанными песком». Я позвонила знакомому в МВД по ДВФО, и меня отпустили. Я полагаю, что данная ситуация не случайность, а пример методики запугивания журналистов.

— Что они за люди, «Приморские партизаны»? Дайте характеристику, а то мы в Москве мало о них знаем.

Я периодически посещаю судебные заседания по делу «партизан». Если оценивать поведение, сленг, который у всех шестерых подсудимых разительно отличается от блатного, то «партизан» крайне сложно отнести к молодежи из преступной среды.

Алексей Никитин — наиболее общительный из всех, занимает активную позицию, утверждает, что к инкриминируемым ему деяниям не причастен. Замечу, что существует вполне обоснованное мнение, что Алексея Никитина и Вадима Ковтуна причислили к группе «партизан» просто для того, чтобы расширить «банду» и рапортовать о победе над крупным формированием. Когда шла крупномасштабная операция по задержанию группы «приморских партизан» и повсюду были развешены листовки о розыске парней из Кировки, Никитин ни от кого не скрывался, он пришел в прокуратуру с заявлением о противоправных действиях кировских милиционеров, об их конопляных плантациях. Вместо того чтобы проверить его заявление, Никитина арестовали, причислив к группе «партизан», и подвергли пыткам.

Он написал много обращений и жалоб, в том числе обращался к СМИ — федерального и регионального масштаба. В итоге состоялась большая проверка по поводу применения пыток. В числе проверяющих был представитель уполномоченного по правам человека РФ. Но итог банален и прост: опросы носили формальный характер, вместе с проверяющими в камеры заходили сотрудники ГУФСИНа, чтобы держать все под «контролем»… В СИЗО за требование вернуть ему изъятый нательный крестик Никитина поливали ледяной водой из брандспойта.

Вадим Ковтун активно защищается в суде. Он предпочитает не взаимодействовать с прессой и не давать интервью, сконцентрировавшись на судебном процессе и ведении юридической защиты.

Александр Ковтун — спокойный и сдержанный, но достаточно принципиальный, производит впечатление человека выдержанного, бескомпромиссного и целеустремленного. Может быть, свой отпечаток на его нынешнее поведение наложило то, что он обратился к мусульманской вере. Но полагаю, что данные свойства его характера скорее являются врожденными.

Владимир Илютиков — лаконичен в высказываниях, предпочитает использовать четкие и точные формулировки, конкретику. В судебном процессе ведет себя спокойно и уверенно. Полагаю, что он скорее склонен присоединяться к идеям других, чем занимать позицию лидера.

Роман Савченко — в судебном процессе держится уверенно, немногословен, но тверд и последователен. Один из свидетелей защиты подтвердил его алиби по эпизоду о совершении преступления на улице Давыдова. На улице Давыдова во Владивостоке, напомню, обстреляли сотрудников ДПС, ранив их, один из сотрудников ДПС позже умер. По утверждению свидетеля, Савченко в тот день находился у него в гостях и присутствовать на месте преступления не мог.

Вообще, по моему мнению, к случаю на Давыдова никто из «партизан» не причастен. Насколько я помню, когда на Давыдова случилась перестрелка, органы говорили о причастности лиц кавказской национальности, а потом данное преступление решили «повесить» на «партизан».

Максим Кириллов — по моим наблюдениям, уравновешен, но достаточно бесхитростен, где-то даже прямолинеен.

Я не могу сказать, что вышеприведенные характеристики дают исчерпывающую информацию о подсудимых, потому как в жизни, за пределами здания суда я с ними не встречалась, но таково мое впечатление.

— Насколько, на ваш взгляд, обоснованы претензии «Приморских партизан» к краевым силовикам?

В приморских глубинках — селах и небольших населенных пунктах — конопляные поля можно увидеть нередко. Иногда они охраняются вооруженными людьми, явно подконтрольными правоохранительным органам, периодически появляющимися в этих местах. Почему я делаю такой вывод? Потому что полицейские прекрасно знают о существовании конопляных полей, которые не заметить, патрулируя район, просто невозможно, но длительное время полиция ничего почему-то не предпринимает.

Правда, эскалации конфликта, который произошел в Кировском, предшествовали и многие другие события. «Партизаны» действительно выслеживали конопляные полянки в районе, жгли их, противостояли милиционерам-наркобаронам и их прислужникам, которые возделывали эти плантации. Об этом рассказали мне местные жители, когда я побывала в Кировском.

У нас в редакции имеется письмо Алексея Никитина, в котором он подробно описывает, с каким противодействием со стороны кировских милиционеров и их ручных бандитов им пришлось столкнуться. Пишет, как милиция избивала их в гараже, требуя прекратить мешаться под ногами. Пишет, как Сухораду вывезли на реку, где избили до неузнаваемости, угрожая утопить в проруби. Дело происходило зимой, он мог просто-напросто замерзнуть и едва смог доползти до дороги, где его подобрала случайно проезжавшая мимо машина. На Александра Ковтуна было нападение в подъезде его дома. Илютикова заставляли копать себе могилу.

В общем, обстановка, как понимаете, в поселке Кировском была напряженная, говоря официальным языком. По поводу всех описанных случаев матери Сухорады и Никитина писали заявления в органы, но никакого результата не было. Мальчишки хотели все изменить, но столкнулись с такими обстоятельствами, которые довели их до крайности.

— О применении пыток говорят только «партизаны»?

В Приморье, по моему мнению, с этой проблемой ситуация уже критическая. Правозащитники считают, что число невинно осужденных растет. МВД в погоне за показателями раскрываемости, применяют жестокие противозаконные методы — пытки, давление, угрозы. Многие люди, которые обращаются к нам в редакцию, не знающие друг друга, рассказывают об одних и тех же методах пыток: когда надевают на голову целлофановый пакет, лишая доступа кислорода, человек теряет сознание, потом его приводят в чувство при помощи нашатыря. Используют противогазы и сигаретный дым для удушения, бьют, применяют болезненные растяжки, угрожают изнасилованием.

Некоторые, так же не знающие друг друга люди, говорили о том, что их ставили на подоконник и грозили выбросить в окно, если они не подпишут то, что от них требуют. В ОРЧ-4, как утверждают многие их жертвы, применяли к задержанным электрический ток.

Я выезжала недавно в Покровку с целью проведения журналистского расследования происходящих там событий и убедилась, что там та же ситуация с коноплей и наркотиками, что и в Кировском: сотрудники полиции, как говорят местные жители, непосредственно принимают участие в распространении наркотиков.

— Но ведь в крае некоторое время назад сменился глава полиции. Хоть что-то изменилось?

Эта ротация напоминает трюк с переименованием милиции в полицию. И подтверждением тому стал ответ нового начальника полиции Афанасьева на наш редакционный запрос, в котором он пояснил, что пыток в правоохранительных органах Приморья нет, — точно так же нам отвечали и ранее при начальнике полиции Николаеве. Почему-то начальник полиции вообще не ответил на адресованные ему вопросы с фактами по существу, прикрывшись фразой «проверки проводились ранее, нарушений не выявлено».

Как проводили проверки ранее, нам отлично известно. Полки краевого УМВД завалены жалобами от тех, кто пострадал от пыток в ОРЧ-4 (ныне отдел уголовного розыска УМВД РФ по Приморскому краю). Я предлагала проверяющему из УСБ (Управление собственной безопасности МВД — Ред.) опросить свидетелей на предмет применения пыток, но мне отказали. А отписки, которые получают граждане от нового начальника ведомства, шокируют безразличием…

А не так давно я узнала о прямо-таки сенсационном случае. Представители криминального мира, являющиеся так называемыми авторитетами, предлагали своими силами устроить «зачистку» по ликвидации наркоточек, поскольку ситуация с наркоторговлей в крае просто катастрофическая. И что вы думаете? Этих «инициативных авторитетов» привозят в полицию под предлогом профилактической беседы и говорят, что такая инициатива никому не нужна, а если кто-то займется подобной «зачисткой», то им быстренько наденут наручники и отправят лет на десять в лагеря. Ну и я делаю соответствующие выводы о том, кто работает в приморской полиции...

 

Материал подготовили: Алексей Барановский, Александр Газов

Комментарии
unara49
«Вверх по лестнице ведущей вниз»
«чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй…»
Триада
В России традиционно менты считаются погаными, гебня – кровавой, а вот военные (спецслужбы) – красивые и здоровенные. События последних лет (покушение Квачкова на Чубайса, убийство журналиста сотрудниками спецслужб ВДВ) заставляют усомниться в этой аксиоме. Да, присяжные оправдали и Квачкова и «красивых — здоровенных». Но все живущие в этой стране эту «арифметику» знают с начальной школы: «ноль пишем – один в уме». В «Триаде» (полиция ФСБ военные спецслужбы), которая в России теневой правящий класс, «красивые-здоровенные» возможно самый отмороженный элемент, а значит самый главный (в отличие от полицай-чекистов, для военных убийство — профессия).
То, что силовики относятся по терминологии этнографов-этологов к «примитивным сообществам» особенно выпукло проявляется в местах заключения. На спецзонах для «провинившихся» силовиков они моментально сбиваются в стаи по специальностям. Стаи силовиков в зонах статусно ранжированы. На самом высоком месте в лагерном сообществе правоохранителей стоит ОМОН, СОБР; ступенькой ниже – обычная полиция; и в самом низу – прокуратура. Мир в зоне
переворачивается, точнее возвращается к норме, коей для силовиков являются законы
первобытного мира (закон-тайга, медведь-хозяин). А описываю я этот «прекрасный мир» для того чтобы было понятно в какую страшную бездну ввергнут страну «дяди Стёпы», «люди с чистыми руками», «красивые и здоровенные», когда исполнится их сокровенное желание – взять в свои руки политические бразды правления.
Д. Эйзенхауэр, боевой генерал, командующий экспедиционными силами союзников (второй фронт) перед уходом с поста президента США предупредил американцев об опасности грозящей демократии со стороны военно-промышленного комплекса. На самом деле, возможность
диктатуры ВПК была ничтожно малой. Традиции демократии в США сильнее любой диктатуры. На заре становления американского государства фермерами Америки было расстреляно два состава
сотрудников налоговой службы. Свободные земледельцы никак не могли взять в толк с какой
стати они должны платить деньги (налоги) людям (даже если они называют себя государственными чиновниками), воспринимая их как бандитов, пусть и под крышей «дяди Сэма». В России
(теневая) власть силовиков – «реальность, данная нам в ощущения». Когда-нибудь «ощущения»
превратятся в законы, констатирующие политическую власть правоохранителей.
Мост в никуда
После публикации серии статей о силовиках как системообразующем элементе в России меня спрашивают, а есть ли примеры существенно негативного влияния правоохранителей на
экономическую жизнь? – Есть. В мае закончено строительство моста, связавшего «необитаемый остров» Русский с материком, который в народе получил название «мост в никуда». На осуществление этого мегапроекта истрачено около 40 миллиардов рублей. Действительно ли был
необходим этот мост, против строительства которого возражали многие эксперты. Япония в течении 100 лет после революции Мэйдзи занималась развитием экономики, масштабными агрессивными
войнами, но не находила времени и средств на строительство мостов между островами. Хотя, как говорится, сам бог велел делать это в Японии государстве-архипелаге. В июне 2009 стройку посетила делегация бизнесменов из Японии (более 70 человек), представители которой «хором» удивились: а зачем соединять мостовым переходом Владивосток с островом, где живет такое маленькое количество людей, ведь после проведении саммита данный объект, очевидно, потеряет свою инвестиционную привлекательность?)

Разгадку причин принятия решения об осуществлении авантюры, по сравнению с которой меркнет знаменитая «Панама» знает не очень много людей. Она проста и одновременно невероятна. В советское время таинственный остров Русский был «оккупирован» армией, точнее военными спецслужбами, их спецшколами, готовившими диверсантов и пр. После 1991г. и серии
сокращений в ВС эти секретные подразделения приказали долго жить. Но офицеры спецслужб,
инструкторы спецшкол остались (у разбитого корыта) в своих квартирах, которые они не могли ни продать ни обменять на материк. Кто захочет поехать на остров напоминающий декорацию к фильму Сталкер. Что нужно сделать чтобы поднять цены на квартиры необитаемого острова (в разы) чтобы приблизить их к материковым? Правильно Ватсон. Нужно, всего навсего, соединить остров с материком. Несколько десятков военных людей «с чистыми руками…» смогли (нанести ущерб) заставить государство раскошелится на несколько десятков миллиардов рублей.
Фальшивогазетчики
Осенью 1964г. к группе, стоявших на улице пацанов (среди которых был и я) подошел молодой человек лет двадцати «неприметной внешности» (выражение мастеров детективного жанра), который предложил нам послушать «очень интересное» стихотворение. В опусе, который он зачитал говорилось о некоем царе, который плохо обращался со своим народом, продавал зерно за границу, отрывая хлеб у недоедающего населения.( Вообщем, как в известной пародии: «Властитель Франции Людовик любил гулять по Фонтенбло А то, что люди голодали его конечно не …смущало ) По характерным деталям было понятно, что речь идет о только что свергнутом Хрущеве.
Удивление вызывали две вещи: 1. чтение на улице таких «диссидентских» стихов (даже про бывшего лидера) в советской стране мягко говоря не приветствовалось и обычно заканчивалось для поэта длительной «командировкой» на север. 2. откровенная лживость этой «поэзии» — в свои 15 лет я уже знал, что зерно за границу продавал Сталин, заставляя голодать народ, а Хрущев хлеб закупал (хорошо это или плохо). Так я впервые познакомился с чекистской дезинформацией – клеветой, вбрасываемой на того или иного политика , деятеля культуры…
Объектом фальсификаций становятся люди независимого поведения, имеющие собственное мнение, часто не совпадающее с официозом. «Хомо самостоятельный» — главная угроза теневой власти чекистов. Чем больше в стране зависимых, поддающихся менточекистскому шантажу, управляемых людей, тем легче правоохранителям «держать» страну (паразитировать на подконтрольном социуме). Хрущев был синонимом свободы граждан и открытости страны миру (конечно иногда он заходил слишком далеко – например лишение милиции оружия). Поэтому для менточекистов он был враг №1. Почему чекисты не любили В.Высоцкого думаю и объяснять не надо. Доказать, что именно правоохранители «посадили» поэта на наркотики практически невозможно, хотя «почерк» явно ихний.
Борьба КГБ с фантастами Стругацкими по масштабу и настойчивости не уступала какой-нибудь «операции Трест». Полными идиотами чекисты не были и сразу поняли кого имели в виду Стругацкие, описавшие в своей повести-аллегории «Трудно быть богом» организацию людей в черных одеждах («Орден»), которая захватила власть в стране, прервала ее капиталистическое развитие, погрузив в мрак средневековья. (кстати скоро выходит экранизация этого произведения режиссера Германа) Были у фантастов и другие, нелюбимые чекистами бестселлеры. Вбрасываемый против братьев Стругацких фальшивый компромат я излагать не стану из-за его крайне неприличного содержания.Во врагах чекисты держали и одного из самых независимых советских писателей – Виктора Астафьева. Разумеется контрразведчики не могли не сказать добрых слов в адрес Солженицына, которому они инкриминировали совращение школьниц.
Стоит остановиться на пиаре против Ирины Хакамада. Это была единовременная акция накануне выборов президента России, где Хакамада была соперницей В.Путина. В акции «антиХакамада» проявилось несколько характерных черт чекистской «контрпропаганды» : абсолютная лживость информации и простодушная наглость, с которой эта клевета распространяется . Являясь японистом по образованию ( а Хакамада –наполовину японка), я с удивлением узнал, что ее отец был взят в плен (советскими войсками) в Маньчжурии, «прикинулся коммунистом» и начал делать карьеру в СССР. Вообщем этакий «полуподлец», ну а про дочь и говорить нечего – «яблоко от яблоня…» Как говорил Геббельс: «Ложь должна быть грандиозной – тогда в нее поверят».
В действительности род Хакамада в Японии дал этой стране немало известных ученых, экономистов, политиков (одним из них был отец Ирины Мацуовны). В компартию Японии он вступил до войны. «Прикинуться коммунистом» в милитаристской Японии было шагом почти самоубийственным. В компартии за рубежом люди тогда вступали действительно по идейными соображениям. Будучи работником Коминтерна, Мацуо Хакамада еще до войны начал работать в СССР.
Кстати и сам В.Путин стал объектом черного чекистского юмора. Я имею в виду «знаменитую» статью в «АиФ», где действующий президент был назван незаконнорожденным ребенком (бастардом). У чекистов (как и у Британии) нет постоянных союзников, есть только постоянные интересы.
В 90-е годы «фонд Сороса» проводил в России мероприятия по поддержке разваливающейся российской науки, помогая деньгами (гранты) талантливым ученым. Какой вой подняли чекистские шелкоперы, называя Сороса и его фонд агентурой западных спецслужб, внедряющихся в российскую науку естественно с подрывными целями. Несколько лет назад Дальневосточная наука отмечала юбилей известного ученого, академика, внесшего существенный вклад в укрепление оборонного потенциала страны. Из биографической справки я узнал, что академик в те годы получил три! гранта Сороса, благодаря чему он не уехал за границу (в отличие от массово остающихся там чекистов и их детей) и с успехом работал с пользой для России. Как востоковед я знаю и во многом разделяю известное изречение Дэн Сяопина: «Не важно какого цвета кошка – важно чтобы она ловила мышей». Для чекистов видимо важнее форма –«цвет» , чем содержание.

В США в ходу (совершенно справедливая) поговорка: «Что хорошо для Форда – хорошо для Америки» (автопром стимулировал многие отрасли американской экономики). Перефразируя это выражение применительно для нашей страны можно сказать: «Что хорошо для менточекистов – плохо для России»
к.и.н. Гайкин В.А.








Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости