На главную

Доллар = 63,68

Евро = 67,61

3 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

В борьбе за право интеллектуальной собственности законодатели могут оставить РФ вообще без Интернета

Комментируют Павел Салин, Сергей Зятицкий, Павел Рассудов, Олег Верещагин

Полундра?

В Госдуме прошел первое чтение законопроект о борьбе с пиратством. Большинство согласится, что творческий труд должен вознаграждаться независимо от того, как распространяются произведения. Но закон содержит слишком много «подводных камней».
Полундра? 17 июня 2013
До недавнего времени спор об «интеллектуальной собственности в Интернете» в нашей стране имел отвлеченно-моральный характер. Большинство пользователей не возражали против того, что любой труд должен быть вознагражден, однако с конца прошлого века, когда в России начал распространяться Интернет, в нем главенствовал принцип free download. Большинство книг, а также аудио- и видеопродукции можно без труда найти в Сети и усладить свой художественный вкус бесплатно. Попытки авторов, правообладателей, хостеров или провайдеров ограничить свободный доступ народа к сокровищам мировой культуры воспринимаются пользователями негативно. «Борьба с пиратством, — гласит сетевая народная мудрость, — это когда со злыми дядями, которые бесплатно качают музыку и фильмы, борются добрые дяди, которые бесплатно качают нефть и газ». Но скоро на улице правообладателей будет праздник: Госдума приняла в первом чтении антипиратский законопроект. Этот документ позволит блокировать доступ к нелицензионному контенту. Правда, есть мнение, что «антипиратский закон» может быть задействован для сведения счетов с «политически некорректными» ресурсами. «В этом законопроекте предусмотрен механизм досудебной блокировки даже не только страницы, на которой расположен тот или иной контент, но и всего сайта, — пишет «Коммерсантъ». — Вот это одна из главных претензий противников законопроекта, потому что здесь кроется большой простор для потенциальных злоумышленников… Любой человек может при желании спеть любую мелодию на диктофон, выложить ее на сайт и, став ее правообладателем, потребовать этот сайт заблокировать, потому что, прежде чем обяжут владельца этого сайта удалить оттуда этот контент, владельцу необходимо будет его еще найти».

Павел Салин, политолог

Понятное дело, правообладатели должны получать какую-то ренту. Здесь, может быть, не стоит бороться конкретно с каждым потребителем нелицензионного контента, а разумнее было обложить провайдеров, распространяющих нелицензионный контент, не штрафами, а дополнительными налоговыми сборами, с которых правообладатели будут получать свою ренту.

Когда государство слишком жестко встает на сторону правообладателя, в среде потребителей возникает обратная реакция. В европейских странах существуют пиратские партии, которые стоят за свободу распространения информации. Думаю, скоро они завоюют места в законодательных органах и поставят вопрос о том, не слишком ли жестко составлены законы об авторских правах.

Вариант использования закона, который сейчас рассматривается в Думе, для борьбы с политическими оппонентами возможен. Подобная ситуация имела место, когда запрещенные материалы, признанные экстремистскими, были размещены на том же YouTube, и в результате блокировался весь ресурс. Как избежать повторения подобной ситуации — технический вопрос. Очевидно, провайдеры должны закупать новое оборудование, которое позволит блокировать отдельные страницы. По-моему, позиция власти — блокировать не сайты целиком, а конкретные страницы.

***

Сергей Зятицкий, руководитель электронной библиотечной системы «Книгафонд»

Моя точка зрения по этому вопросу не менялась с 1990-х годов, когда была популярна теория «копилефта» (дескать, все в Интернете должно быть бесплатно): мне социализм и коммунизм не нравятся ни в каком виде. За любую вещь, которую создали руки человека или его мозг, надо платить. Второй вопрос — как это делать, чтобы было удобно. Но платить надо. А те, кто ворует, должны сидеть в тюрьме.

Любая история такого рода — это история практики. Посмотрим, как этот закон будет применяться. Сейчас я не могу сказать, хорошо или плохо он будет работать. Мне не нравится, например, что из перечня охраняемой интеллектуальной собственности исчезли литературные произведения. Почему музыку и видео Роскомнадзор должен защищать, а литературу нет?

Вряд ли стоит опасаться злоупотребления. Насколько я понял, там не идет речь о блокировке всего сайта, а конкретного контента. То есть сначала руководству сайта посылается предупреждение о необходимости удалить такой-то файл, и, только если сайт отказывается его блокировать — повторяю, я не уверен на 100 процентов, что это именно так, — тогда возможна блокировка всего сайта. Но сначала сайту предлагают убрать этот кусочек, где находится нелицензионный контент.

Я не думаю, что это будет использоваться для политики — это мелко. Проще признать неугодный сайт «экстремистским» и запретить. Возможно, подобные методы будут использоваться в конкурентной борьбе, но нормальной судебной практикой это должно отрегулироваться.

Перегибы у нас бывают везде, но в целом я этот законопроект поддерживаю руками и ногами. Конечно, кое-что надо подправить, кое-что забыли, а что-то сознательно упустили, но сама идеология мне нравится.

***

Павел Рассудов, лидер «Пиратской партии России»

Даже в США, которые нам показывают как некий оплот соблюдения авторских прав, ситуация не такая, как представляют сторонники копирайта. В США больше половины пользователей не соблюдает авторские права, среди молодежи эта цифра достигает 70 процентов.

В России количество пользователей, которые предпочитают качать бесплатно, — 90 процентов. Но это связано не с моральными категориями, а с наличием удобных сервисов, позволяющих в один клик что-либо скачать.

У нас не создают Google-Marcet, iTunes — у нас только принимают законы, чтобы блокировать сайты.

Права авторов надо защищать в большей степени, чем интересы правообладателей. И еще в большей степени надо защищать права пользователей. Вы не можете вернуть деньги за некачественный продукт — ни за бумажную книгу, ни за диск, ни за билет в кинотеатр. Стоимость этих продуктов в Интернете остается несправедливо высокой. При продаже интеллектуального продукта в Интернете дистрибьюция (здесь — расходы на хранение и распространение товара. — Ред.) стремится к нулю, а стоимость — как при продаже материальных носителей. Мы не можем создавать ремиксы, не можем обмениваться файлами в торрентах. Это и приводит к массовому несоблюдению авторских прав.

Если этот закон примут, он может иметь серьезные последствия. Например, закон по «черным спискам» принят и активно применяется. Мы мониторим ситуацию и можем утверждать, что 97 процентов сайтов, которые блокируются по этому закону, блокируются несправедливо.

На апрель 2013 года это было 13,5 тыс. сайтов, сейчас почистили списки, но все равно осталось около 6 тыс. Блокировка осуществляется по IP-адресу, на котором кроме сайта с запрещенным контентом может быть много сайтов, которые ни в чем не виноваты.

Так же будет работать и «антипиратский закон» — будут вырубать сайты, но пиратство сохранится.

В то же время он может быть использован для блокировки неугодных властям ресурсов. В прошлом году, приняв закон «О защите детей от вредной информации», Россия открыла ящик Пандоры. Список сайтов, которые будут запрещены, расширится. Сейчас существуют три позиции, по которым можно заблокировать сайт, потом добавится четвертая — нарушение авторских прав. Я не удивлюсь, если этот список не начнет прирастать пунктами и туда не добавят непатриотичность, несоответствие моральным ценностям, Конституции или чему-то в этом роде.

***

 

Олег Верещагин, писатель

Я вообще против копирайтов как таковых. Вообще! Готов сделать исключение для авторов книг, картин и музыки, которые живут и здравствуют — но только для них. Никаких «наследников авторских прав», «хранителей творческого наследия Шекспира и Толкиена» и так далее. Умер создатель — кончились авторские права. Это раз.

Два — как ни пытайся найти «золотую середину» между жаждущими бабок авторами и жаждущими бабок мерзавцами, которые выкладывают на свои сайты чужие тексты и за это требуют деньги, все равно ничего не получится. Какие законы ни принимай человечество, любой закон, согласно «этическим уравнениям», неизбежно ухудшит положение в обществе.

И три — конечно, этот закон в РФ в первую очередь будет использован в политических целях, тут и думать нечего.

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости