На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

26 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Реестр запрещенных сайтов: нестрашное пугало для Рунета или попытка власти контролировать Сеть?

Комментируют Дмитрий Гудков, Дмитрий Аграновский

Есть контакт — нет контакта — есть контакт…

Роскомнадзор заявил, что домен соцсети «ВКонтакте» попал в реестр запрещенных сайтов по ошибке. Может быть, и так. А может, это знак для всего Рунета: «Ведите себя хорошо, а то видите, что с вами может случиться».
Есть контакт — нет контакта — есть контакт… 24 мая 2013
Когда осенью 2012 года был принят закон «О защите детей от вредной информации», казалось, что для российского Интернета наступили тяжелые времена: все не нравящиеся власти ресурсы попадут в реестр запрещенных сайтов и будут закрыты. По факту оказалось, что не так страшен Роскомнадзор, как мы его намалевали: ничего особо не изменилось, всеохватывающей цензурой в Рунете пока и не пахнет. Даже скандальное запрещение в Чечне «ютубовского» ролика «Невинность мусульман» дискомфорта для его просмотра не создала: кто хотел клип увидел. Так что ж получается: власть пока не хочет использовать этот закон в карательных целях или он просто не работает?

 

Дмитрий Гудков, депутат Государственной думы, блогер

Нам не стоит бояться ограничения свобод в Интернете, потому что сделать это можно единственным способом — отключить, условно говоря, рубильник. Попытка властей давить на соцсети, на отдельных блогеров, на порталы только их популяризирует. Полумеры работают с точностью до наоборот.

Решиться вообще закрыть доступ россиян к Интернету власть побоится, потому что это точно вызовет серьезный и массовый протест. Ведь в этом случае каждый на себе ощутит, что такое ущемление прав и свобод. Одно дело, когда сейчас это понимает наиболее продвинутая часть населения, которая выходит на митинги и для которой свобода слова не абстрактное понятие, не пустые слова, а то, за что стоит побороться.

Есть те, кто пока не понимают эти ценности. Но когда у них закроют доступ к «ВКонтакте» или заблокируют «Твиттер», тогда они осознают, что такое нарушение конституционных прав на свободную информацию.

Но я думаю, что власть будет действовать другими способами. Она попытается в той или иной степени контролировать поисковые системы. Например, если вы ищете информацию о чиновнике, вам станет намного сложнее ее отыскать. Но вряд ли это даст серьезный результат с точки зрения цензуры в Сети.

Сейчас есть «большая тройка» телеканалов. Думаю, что власть будет создавать нечто подобное в Рунете. Откроют нескольких мощных медийных ресурсов, посадят туда условного Дмитрия Киселева и начнут интерпретировать в свою пользу те или иные события. Средства на создание контента и привлечение журналистов у них есть. Но в любом случае, влияние государства на интернет-медиа будет ослабевать, потому что сама аудитория начнет формировать контент. Захотят убрать какого-нибудь ведущего за оппозиционные взгляды, тот уйдет на другой портал, и его слушатели и читатели перейдут вместе с ним. А все закрыть пока невозможно.

Вспомним, Артемий Лебедев опубликовал мультяшный ролик против суицида. Роспотребнадзор эту страницу заблокировал, заявив, что клип призывает к самоубийству. К чему это привело? Блогеры из солидарности опубликовали этот же ролик, и его посмотрело несколько десятков миллионов.

Закон «О защите детей от вредной информации», по сути, бесполезен. Наша власть и без всякого правового основания может закрывать какие-то социальные сети. В нынешней политической системе что есть закон, что нет его — власть по инерции атакует блогеров, наезжает на сайты, пытаясь такими действиями принудить к лояльности тех, кто еще колеблется. Но они не понимают, что, если завтра я в «ЖЖ» или «ВКонтакте» не смогу опубликовать то, что хочу, я просто уйду в «Фейсбук», — а он американский сайт, до него не доберешься. Всегда есть выбор.

К чему привела цензура на телевидении? К тому, что Рунет сейчас — самый политизированный сегмент общества. Будет цензура тут — все уйдут на сайты, не контролируемые государством. Что они могут сделать с тем же «Фейсбуком»?

***

Дмитрий Аграновский, адвокат, блогер

Власть ничего не может сделать с Интернетом, какие бы законы она ни принимала. Блокировать какой-то ресурс можно лишь на государственном уровне, как это делает Китай, где американские провайдеры добровольно блокируют какие-то сайты. Это условие допуска на китайский рынок. Россия пока еще не может себе такого позволить из-за имиджевых издержек.

Была такая дореволюционная поговорка: «В России строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения». Закон «О защите детей от вредной информации» нужен только для того, чтобы в любой момент любого неугодного оппозиционера привлечь к ответственности. И это будет делаться.

А реально заблокировать какие-то вредоносные сайты нельзя. Почему я противник смертной казни? Потому что в первую очередь ее применили бы к таким, как Юрий Шутов, например, а педофилы и наркоторговцы как-нибудь бы договорились.

Так и этот закон: он направлен против главного зла в государстве — против оппозиции. Блог Алексея Навального постоянно атакуют. Последний раз был сбой в «Живом Журнале», и мне, как платному блогеру — я там плачу минимальные деньги, — прислали отчет, что сбой был в кластере Навального. И «ЖЖ» три дня не работал.

Я не представляю, как можно официально запретить сайт, который находится в США, например. Это невозможно. Не будем забывать, что Интернет все-таки американская система. Поэтому блокировать можно лишь как в Китае — самими провайдерами.

Главная цель реестра запрещенный сайтов — создание правовой неопределенности, когда законы неопределенные, но карательные. В этой обстановке можно любого почти за что угодно привлечь к серьезной ответственности. И все вынуждены бояться. Мне мама одного нацбола как-то сказала: «Раньше сажали за лишнее слово. А сейчас непонятно, какое слово лишнее». И это все позволяет создать ту самую мутную воду, в которой власть может без проблем ловить свою рыбу.

Я думаю, что никто реальную цель — запретить какие-то крупные сайты — и не ставит. Они ж консультировались со специалистами. А то, что произошло с «ВКонтакте», показывает: в любой момент любой ресурс может быть опрокинут или того хуже — объявлен вне закона. Почему хуже: вы туда заходите, вас фиксируют, а потом с вами можно делать что угодно. Да, объявили, что произошла ошибка. Но все напряглись. А завтра с другим сайтом такое проделают.

На сегодняшний день в России у государства нет никакой издержки в лице гражданского общества. Оно может на подконтрольной территории творить все что хочет. Правда, пока без массовых расстрелов, как это было в Чили, но…

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости