На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

1 октября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Зачем власти запретили и так запрещенный мат?

Виталий КОРЖ,

обозреватель «Особой буквы»

Мат в три хода

Мата в СМИ, за редким исключением, никогда не было, поэтому подписанный Владимиром Путиным закон о его запрете ничего не меняет. Хотя с другой стороны, под видом борьбы за нравственность власти получат возможность еще немного придушить свободу слова.
Мат в три хода 8 апреля 2013
Поборники морали могут вздохнуть спокойно. Президент начал новую трудовую неделю с того, что подписал закон, запрещающий использование нецензурной лексики в средствах массовой информации. Отныне всем известные слова, относящиеся к святому акту зарождения новой жизни (а также производные от них), не должны появляться на страницах сайтов, газет и журналов, звучать в эфире радио и телевидения. У пишущей и читающей общественности, привыкшей ждать гадости от властей, закон вызвал легкую настороженность. Принципиальные зануды напоминают, что выражение «нецензурная лексика» лишено смысла, поскольку цензура в России запрещена Конституцией; их никто не слушает, потому что и так всем все понятно. Большинство же считает, что законодатели ломятся в открытую дверь и что новый закон ничего принципиально не изменит. И совершенно напрасно. Еще как изменит! Пусть не сейчас, но в будущем точно.

Закон вносит изменения в статью 4 Федерального закона «О средствах массовой информации», согласно которым употребление резких выражений рассматривается как «злоупотребление свободой слова», и в статью 13.21 Кодекса об административных правонарушениях: заветные словечки будут трактоваться как «нарушение порядка изготовления или распространения продукции средства массовой информации».

На фоне «креатива», которым радуют нас неутомимые российские законодатели, закон о запрете мата в СМИ на шкале бреда соответствует метке «бывает и хуже». Ведь никто в здравом уме не станет ратовать за трехэтажные словесные конструкции в заголовках и текстах газет. Напротив: большинство людей использует в обиходе «технические термины» — кто-то постоянно, кто-то изредка, — однако брезгливо кривится, встретив знакомое словечко в газете.

Также по теме: классик чешской литературы Ярослав Гашек отстаивал право литераторов описывать действительность в том виде, в каком она предстает перед ними, без околичностей и эвфемизмов. «Если необходимо употребить сильное выражение, которое действительно было произнесено, я без всякого колебания привожу его здесь, — писал он в послесловии к первой части «Похождений бравого солдата Швейка». — Смягчать выражения или применять многоточие я считаю глупейшим лицемерием. Ведь эти слова употребляют и в парламенте. Правильно было когда-то сказано, что хорошо воспитанный человек может читать все. Осуждать то, что естественно, могут лишь люди духовно бесстыдные, изощренные похабники, которые, придерживаясь гнусной лжеморали, не смотрят на содержание, а с гневом набрасываются на отдельные слова. Люди, которых коробит от сильных выражений, просто трусы, пугающиеся настоящей жизни, и такие слабые люди наносят наибольший вред культуре и общественной морали. Такие типы на людях страшно негодуют, но с огромным удовольствием ходят по общественным уборным и читают непристойные надписи на стенках».

Хотя надо отдать должное: СМИ, за исключением совсем уж маргинальных, не используют матерную терминологию в материалах. Точнее, почти не используют. Потому что в ряде случаев эти слова составляют суть явления, о котором рассказывает журналист. Будь то скандал в ИД «Коммерсант», где опубликовали испорченный бюллетень с проклятием в адрес Владимира Путина, или пикет против ужесточения правил регистрации, или антивоенная акция подзабытого дуэта «Тату».

А о некоторых художественных произведениях практически невозможно писать, оставаясь в рамках словаря Ожегова, если автор-авангардист надумает украсить название лихим словечком. Да что там говорить о творческих разгильдяях, если министры, депутаты и губернаторы выражают свои мысли не менее решительно, чем матерщинник и крамольник Сергей Шнуров!

Теперь пресса будет вынуждена либо молчать о подобных явлениях, либо подавать их под соусом эвфемизмов.

Однако хорошо известно, что запреты в России имеют свойство расти и расширяться. И закон, который призван защитить чопорных пожилых леди от опасности увидеть слово из трех букв в газете, вряд ли станет исключением. Следующим шагом с очень большой долей вероятности станет введение санкций за нецензурные обороты в комментариях читателей под статьями, в их записях на форумах и в блогах, принадлежащих интернет-СМИ. Конечно, нет ничего сложного в том, чтобы оборудовать форум программой, блокирующей определенные слова. Правда, обмануть такую программу легче легкого. А если во имя стабильности нужно слегка прижать некую «зарвавшуюся газетенку», то самый гуманный суд в мире признает, что неприличное слово, напечатанное «р а з р я д к о й», значит именно то, что значит. Вспомните, как работает статья 282, и согласитесь, что для российских экспертов и судей нет ничего невозможного.

Скорее всего, не будут забыты и блогеры. У властителей дум, которые занимают топ рейтинга «ЖЖ», авторитета побольше, чем у скромной интернет-газеты, которую вы сейчас читаете. В то же время блогеры достаточно невоздержанны на язык, как и большинство людей в неформальной обстановке, а блогосфера по умолчанию считается неформальным сегментом общества.

Закономерно, что наибольшее внимание карательных органов будет приковано к СМИ и блогам, отличающимся невосторженным образом мысли.

У подозрительного читателя может сложиться впечатление, будто «Особая буква» агитирует за использование жаргона и неприличных выражений в СМИ. Это не так. Просто есть стороны жизни, которые нельзя урегулировать с помощью законов. Если публицист обладает достаточным уровнем культуры, ему не нужны специальные законы, чтобы писать статьи без лишней грязи. А тем, кому это не дано, лучше поменьше выступать в публичном пространстве, чтобы не срамиться.

С другой стороны, наступление на гражданские свободы всегда идет под благовидными лозунгами. Отцы отечества то стремятся обезопасить нас от загадочных угроз, то — как последнее время бывает в России — беспокоятся о нашей нравственности. Спасибо за заботу, только не пойти бы вам… на хутор бабочек ловить?!

 

Материал подготовили: Виталий Корж, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости