На главную

Доллар = 63,91

Евро = 68,50

8 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

О «последнем интервью Березовского» и соответствии Forbes требованиям журналистской этики

Дмитрий КИРИЛЛОВ,

трэш-экскурсовод по российской политике

Последнее попадание Березовского в список Forbes

В свете смерти Березовского поговорим все же не о нем самом, а о, вы будете смеяться, журналистской этике. Имел ли право Forbes публиковать «последнее интервью Бориса Абрамовича», несмотря на его запрет? И было ли вообще в реальности это интервью?
Последнее попадание Березовского в список Forbes 25 марта 2013
«Особая буква» и подкаст-терминал Podster.Ru представляют еженедельную авторскую передачу «Говорит Кириллов» — трэш-экскурс в российскую политику.

О смерти Бориса Абрамовича Березовского Кириллов узнал в минувшую субботу часов так в 23.30, спускаясь в недра петербургской станции метро «Гостиный Двор». Об этом вашему трэш-экскурсводу сообщил товарищ, продемонстрировав на своем iPad соответствующую страницу «Яндекс. Новостей». Ну что же... Трэш-экскурсовод удивился, да. Возможно, вы думаете, что Кириллов начнет сейчас рассказывать страшное про Бориса Абрамовича? Отнюдь! Сегодня трэш-экскурсия будет посвящена вовсе не жизни и приключениям удивительного олигарха, но, вы будете смеяться, журналистской этике.

Дело вот в чем. Журнал Forbes сразу же опубликовал на своем сайте так называемое «последнее интервью Бориса Березовского», взятое обозревателем издания Ильей Жегулевым за несколько часов до смерти «отца русской демократии». Причем, как сообщил автор материала, Борис Абрамович просил не публиковать интервью и запретил пользоваться записывающими устройствами. Иными словами — никаких доказательств существования этой беседы, кроме честного слова Жегулева, в реальности не существует.

Вот тут и началось! Бездны ада разверзлись, Сайлент Хилл окутала тьма, а Марс, как ему и положено, начал незамедлительную атаку. В общем, если перефразировать классика, сплошное «нашпиго червие» случилось в полном соответствии с предусмотренной в таких случаях моделью поведения пользователей околополитического сегмента социальных сетей.

Итак, претензия первая! Forbes опубликовал «фейковый» материал, а самого интервью никогда не было.

Вроде бы сомнения вполне оправданны. Действительно, Борис Абрамович последнее время не общался с журналистами, а тут, за несколько часов до его смерти, именно Forbes внезапно смог побеседовать с культовым олигархом.

Но, друзья, вы не забывайте все-таки, что Forbes не «желтая пресса», а вполне уважаемое деловое издание.

Допустим, такого интервью никогда не было. Но ведь в таком случае журнал на такое днище опустится, что снизу никто уже не постучит. Будет ли Forbes так рисковать репутацией? Кириллову кажется — едва ли. К тому же не забывайте, что владельцы и главные редакторы серьезных деловых и общественно-политических СМИ страшно убивают сотрудников за непроверенную информацию и откровенные «фейлы». Уж поверьте Кириллову, у которого есть опыт работы в подобных изданиях.

Да, СМИ может интерпретировать информацию, намеренно опуская те или иные детали, чтобы спровоцировать нужное мнение целевой аудитории. Согласитесь, что по одному инфоповоду в, допустим, «Российской газете» и каком-нибудь «Каспаров.Ru» будут написаны, скорее всего, диаметрально противоположные по смыслу новостные заметки. То есть не ангелы в СМИ работают, а, напротив, те еще фокусники.

И тем не менее авторов фэнтези-опусов начальство обычно вешает на фонарях. Ведь в СМИ, подобные Forbes, граждане обращаются за информацией. Если журнал начнет публиковать оголтелую и кромешную фантастику, то рискует потерять аудиторию. Никому это не нужно, поверьте.

В общем, Кириллов не может, конечно же, с полной и окончательной уверенностью заявить, что интервью совершенно точно состоялось, но пока нет неопровержимых доказательств обратного, склонен думать, что Жегулев не обманул.

Претензия вторая: Березовский лично попросил не публиковать интервью, а Жегулев, подлец такой, не выполнил просьбу покойного.

Что же, друзья... Кириллов хотел бы повторить, что ангелам не место в СМИ. К тому же, простите вашего грешного слугу, не публиковать материал Жегулева просил живой Березовский, а смерть Бориса Абрамовича все-таки изменила ситуацию. Да, не очень этично нарушать фактически последнюю просьбу покойного. Но ведь у журналиста работа такая — предоставлять людям доступ к важной информации.

Является ли последнее прижизненное интервью фигуры исторических, без шуток, масштабов источником такого рода информации? Безусловно. Такое интервью, даже если покойный наговорил сущую ерунду, само по себе представляет ценность. Это журналистика, деточки, тут можно и знаменитого олигарха обмануть.

Такие дела, товарищи! Интервью, скорее всего, действительно состоялось, а нарушать просьбы в исключительных обстоятельствах все-таки можно. Извините, но у журналистов такая работа.

Кстати, любопытный Кириллов, желая прояснить ситуацию, связался в Facebook с главным редактором Slon.ru Андреем Горяновым. Вот что ответил собеседник: «Я не верю, что журналист, взявший интервью, сделал фейк — собственно все, что могу сказать». Вот так-то!

А теперь послушаем экс-главного редактора «Газеты.Ru» Михаила Котова!

— Михаил, как вы думаете, последнее интервью Березовского — фейк или нет? Почему вообще многие уверены в том, что это фальшивка? Ведь ни изданию, ни самому Жегулеву нет никакого резона так рисковать репутацией.

Смотрите, поскольку я сам нахожусь в Лондоне сейчас и знаю Илью Жегулева достаточно давно, я вам просто расскажу, что происходило в субботу.

В субботу, то есть в день объявления смерти Березовского, мы с Ильей встретились на Пикадилли Секус в пабе и обсудили то, что произошло. Это было уже после его публикации на сайте Forbes. Я вам могу сказать, что вот, встретившись с ним, мне показалось, что он достаточно шокирован произошедшим, потому что это действительно, наверное, вызывает шок, когда ты делаешь интервью с человеком вечером, а на следующий день объявляют, что он мертв. И он был шокирован той волной негатива, которая на него обрушилась в связи с публикацией интервью. Я не буду вдаваться в детали нашей с ним беседы, потому что тут скорее надо позвонить самому Илье Жегулеву.

Мы с ним знакомы достаточно давно. Он пришел в «Газету.Ru» еще стажером где-то в начале 2000-х годов. Поэтому у меня нет сомнений в его честности и порядочности. По крайней мере поводов он не давал к этому никогда.

Да и журнал Forbes не вызывал у меня никогда сомнений в порядочности и ответственности за те публикации, которые там происходили.

Так что, с одной стороны, я знаю по словам Ильи, что он действительно делал это интервью, что он действительно был шокирован и понял в какой-то момент, что это нужно опубликовать в виде не то чтобы интервью (полноценным интервью это назвать нельзя), но в виде такой вот заметки с элементами репортажа, с элементами интервью.

Я не знаю, кто принял решение о публикации — Лиза Осетинская или шеф-редактор Роман Баданин, но, на мой взгляд, решение было верное, потому что журналист — это человек, конечно, у него есть моральная ответственность и прочее… но прежде всего он предоставляет людям информацию, он рассказывает людям о том, что произошло, и, конечно же, такое событие, как встреча накануне смерти, оно не могло не стать достоянием публики.

Опять же нужно здесь понимать, что сама эта заметка — она несла в себе определенную информацию. На мой взгляд, достаточно важную информацию. Информация заключалась в том, что Илья постарался показать, во-первых, состояние Бориса Абрамовича, во-вторых, его какие-то размышления, его отношение к Ходорковскому, к России… Мне кажется, это важно. Важно, чтобы люди об этом узнали.

— Считаете ли вы в таких обстоятельствах этичным нарушение просьбы Бориса Абрамовича, то есть публикацию этого материала?

Ну вот я никогда не комментировал это публично, просто читал Facebook и смотрел, кто и что пишет по поводу моральности или аморальности. Я понимаю так, что смерть Березовского шокировала прежде всего тех людей, которые знали его лично. Многие из них — это действующие журналисты или бывшие журналисты, либо медиаменеджеры, то есть люди, имеющие отношение к широкому понятию «журналистика». Для них это было чем-то личным. И для них возник некий вопрос моральности или там аморальности.

Но опять же я хочу сказать, что, наверное, Илья Жегулев и редакторы допустили одну важную и существенную ошибку — они плохо объяснили, почему публикация, собственно говоря, появилась, почему та договоренность о том, что это будет встреча непубличная, вдруг стала недействительной.

Мне трудно давать советы, я их не даю. Но все равно мне кажется, что тут нужно было сказать, что в этой заметке содержится важная для общества информация. А смерть человека, у которого берут интервью накануне этого печального события, — смерть является таким форс-мажором, который эти договоренности, наверное, отменяет.

И есть еще одна вещь, которую бы я хотел сказать по поводу фейковости или нефейковости этого интервью. Мы вчера с женой пошли в компанию к нашим лондонским друзьям, и там был молодой человек, который, так сложились обстоятельства, был в пятницу вечером возле отеля Four Seasons. И он говорит, что он тоже видел выходящего из отеля Бориса Абрамовича. Это меня вообще, честно говоря, потрясло — насколько маленький мир, насколько все здесь друг друга… Вдруг так все сошлось…

 

Материал подготовили: Дмитрий Кириллов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости