На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

4 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Прокремлевскую молодежь переформатируют и отправят заниматься «социальной адаптацией»

Вадим НЕМОЛЯЕВ,

«Особая буква»

На «наших» улицах еще будет праздник

Движение «Наши» будет расформировано, а на его основе создадут принципиально новую молодежную организацию. Хотя опыт последних лет показывает, что попытки организовать молодежь «сверху» ни к чему хорошему не приводят. Так стоит ли начинать снова?
На «наших» улицах еще будет праздник 5 марта 2013
Слухи о скором закрытии прокремлевских молодежных организаций возникают периодически. «Нашистам» сулили гибель и забвение в первые годы их существования после громких криминальных скандалов. В январе 2008 году пресс-секретарь президента Наталья Тимакова заявила, что проект скоро будет ликвидирован. «В новой политической конфигурации, при нынешних результатах, ликующая гопота не нужна», — эти ее слова процитировали десятки СМИ и тысячи блогов. Дальнейшие события показали, что пресс-секретарь явно поспешила с оценками, но, как известно, первое слово дороже второго. Стало ясно, что наверху далеко не все поддерживают идею мобилизации «ликующей гопоты» (удачное название прижилось) и особо не скрывают своего отношения к ней. Зимой 2011—2012 молодые защитники власти продемонстрировали политическую слабость. Для того чтобы изобразить народную поддержку курсу стабильности, пришлось сгонять бюджетников и гастарбайтеров на «путинги». Однако, невзирая на низкую политическую эффективность прокремлевских молодежных объединений, на сопутствующие их деятельности скандалы, власти все же не спешат окончательно сбрасывать «молодежки» с довольствия. Причина лежит на поверхности: молодое поколение должно быть под контролем.

 

В книге «Другая Россия» Эдуард Лимонов обращается к молодежи — «самому угнетенному классу», по его определению. Общий лейтмотив его рассуждений таков: государство и общество враждебны молодежи, ее амбициям и страстям. Они держат молодежь в черном теле, требуя работы и послушания, но не дают даже самостоятельно решать свою судьбу, не говоря уж о соучастии в судьбе страны. «Пытается построить молодежь путинский блок «Единство» и путинские пиаровцы: Сурков и Ко, но затея обречена на неуспех. Ибо берут юношей и девушек не равными партнерами, а обслугой: на роли бессловестных помощников, охранников, лакеев и исполнителей воли чиновников. Государство Путина нагло отказывает своей молодежи в справедливой доле общего пирога власти и благосостояния», — писал вождь НБП. Он соблазнял своих сторонников судьбой китайских хунвэйбинов и молодых руководителей большевистской революции, звал строить империю юности. Правда, на этом поприще у него скоро появился более удачливый конкурент — Василий Якеменко. И хунвэйбинский задор Лимонова угас. «Вы получите мандат на власть, — обещал своим сподвижникам Якеменко, — вы сможете занять любые позиции, которые захотите. Вместо 450 идиотов, которые сидят в Государственной думе, придут 450 молодых людей, малообразованных, которым 23—25 лет, ну и что». «Такое высказывание можно четко охарактеризовать как фашистское, молодые и необразованные против старых, богатых и жирных — это излюбленная тема раннего революционного германского национал-социализма и итальянского фашизма», — отвечал Лимонов.

Газета «Ведомости» со ссылкой на неких кремлевских чиновников сообщила, что в ближайшее время будет закрыт один из самых одиозных проектов власти в сфере молодежной политики — движение «Наши». Можно сказать и так: организация будет серьезно переформатирована. На основе старых «нашистских» кадров будет выстроено принципиально новое общественное движение, которое поставит во главу угла воплощение низовых инициатив и некую «социальную адаптацию молодежи».

Если смотреть на события недавнего прошлого беспристрастно, создание прокремлевских молодежных движений в середине прошлого десятилетия было удачным решением. Их лепили не только для того, чтобы противостоять мифической «оранжевой угрозе», но и затем, чтобы вырвать молодежь из «лап» оппозиции. Дать молодым все то, что они сами хотят и что им обещает (но не может дать) оппозиция: возможность почувствовать себя вершителем истории. На пикете из пяти-семи «несогласных» ты можешь почувствовать себя фриком и неудачником, но на митинге в пятьдесят тысяч ощущаешь себя как минимум соучастником чего-то великого и грозного. Даже на какой-то миг забываешь, что тебя привезли за полтысячи километров на большом автобусе, обещав показать Москву и заплатить за стояние с флагом целых 300 рублей…

Создатели прокремлевских молодежных организаций четко понимали: вчерашние школьники идут в политику не затем, чтобы посещать собрания и предаваться рефлексии, — они предпочитают простые решения и прямое действие. Молодым ребятам, не обремененным опытом и образованием, скармливали простую (не совсем правдивую, но это мелочи) картину мира. Есть Родина, есть «национальный лидер», который ведет ее к лучезарной победе — как тогда, в сорок пятом. Есть внешние и внутренние враги, мечтающие поставить Родину на колени и навязать внешнее управление. И есть Ты, которому этих врагов под силу победить.

Борьба с многоликими врагами стабильности шла не только на массовых митингах с концертами, но и в формате веселых «акций прямого действия». Тут важно отметить, что в «нашистских» АПД присутствовали все положительные моменты таких мероприятий — драйв, азарт, внимание прессы, негодование врагов, — но отсутствовала неизбежная негативная составляющая, то есть репрессии. Правоохранительные органы проявляли просто сказочную снисходительность к юным сторонникам власти. Даже когда те от безобидного метания оскорбительных листовок и фаллоимитаторов переходили к штурмовым атакам в стиле Берлина 20-х годов прошлого века. Уголовные дела о нападениях на оппозиционеров «неизвестных» с бейсбольными битами и травматами до сих пор, наверное, пылятся где-то в архивах Главного следственного управления московского ГУВД. Зато к уголовной ответственности привлекали оппозиционеров, которым удавалось успешно отбиться.

Впрочем, будем справедливы: в последнее время молодые защитники Кремля отставили самые брутальные методы борьбы с политическими оппонентами.

В целом отношение властей к ими же созданным молодежным формированиям на протяжении всей их истории было неоднозначным. Да, власть стремится сохранить контроль над подрастающим поколением, как мы отметили в начале. Но, с другой стороны, «Наши», «Молодая гвардия» и прочие «местные» явно не оправдали надежд.

Покойный Виктор Черномырдин как-то сказал: «Какую бы партию мы ни строили — все равно получается КПСС». Попытки создать молодежную организацию под государственным контролем заканчиваются очередной реинкарнацией позднесоветского комсомола со всеми его пороками — кампанейщиной, коррупцией и безыдейностью.

Альтернативой неокомсомолу может служить ручная шпана. Парни, склонные к самому что ни на есть прямому действию, аккумулируются в бандочки, которые героически избивают тех, кого разрешают, — «дорожных хамов» или «торговцев смертью». Эффективность их действий вызывает большие сомнения. Ведь после того как автомобилисту наклеят на лобовое стекло плакат «Мне плевать на всех», а потом помнут ему ребра, удобные парковки сами собой не вырастут. И разносчики «курительных смесей» не оставят свой бизнес после того, как их попинают и обольют нитрокраской. Разве что станут осторожнее и обзаведутся охраной… Но это не важно — главное, что агрессивная молодежь выплескивает адреналин.

Как показала практика, нет опасности, что такие «штурмовые отряды» займутся организованным криминалом или повернутся против государства. Но климат насилия и безнаказанности развращает: и самих бойцов, и тех, кто восторженно просматривает их ролики на YouTube.

Как социальные лифты для активных ребят лояльные молодежки тоже не состоялись. Для профессионального роста, для продвижения в деловой или научной среде требуются соответствующие знания и умения. Для административной карьеры нужны, помимо этого, связи, которые нарабатываются поколениями. Навыки флагомахания и скандирования не котируются нигде.

Судьбы Шлегеля, Бурматова, Мищенко, самого Василия Якеменко или смешной Светы из Иваново — это ни в коем случае не показатель. Все же пришли к успеху единицы.

И тут уместно задаться вопросом: а нужна ли в принципе организованная «сверху» молодежная организация?

Вопрос неоднозначный. Если обратиться к истории XX века, мы увидим, что упоминавшийся здесь комсомол долгое время был как-никак живой и действенной организацией. И на стройках коммунизма — от ДнепроГЭСа до БАМа, и на многочисленных войнах, которые вел СССР, комсомольцы действительно были авангардом советской молодежи.

С другой стороны, практически все время существования советского государства в стране было множество самодеятельных, полунезависимых мелких организаций, объединявших подростков и молодежь. Вспомним крапивинский отряд «Каравелла», где мальцов обучали морскому делу, фехтованию и журналистике. Вспомним туристические клубы, военно-спортивные секции, которые в 80-е годы создавали молодые ветераны афганской кампании. Конечно, не у всех «выпускников» этих клубов жизнь сложилась идеально, да и не все пошли в большой спорт, в армию и во флот. Но в критический период становления личности им посчастливилось увлечься чем-то по-настоящему интересным — и однозначно более полезным, чем курение «бычков», питие пива и мелкий гоп-стоп.

Чего ждать от нового движения? Есть мнение, что речь идет не более чем об очередном ребрендинге «нашистов»: изменение названия не повлияет на сущность «ликующей гопоты»:

«Кремль решил поменять вывеску, оставив старую контору, — пишет блогер dakarmos. — Все руководители остаются прежними, все комиссары становятся менеджерами, а вывеска другая. Интересный подход. Кремль чувствует, что движение «Наши» раздражает общество, раз и они теперь не «Наши», а ваши! С партией «Единая Россия» примерно то же самое, может, на молодежном движении отрабатывают более крупную реорганизацию? Может, и вывеску «Единая Россия» сменят на «Народный фронт»?»

«Если движение организуется — значит, это зачем-то нужно, — вольно цитирует Маяковского писатель и политик Дмитрий Быков. — Явно оно не будет аполитичным. Скорее оно будет прокургинянским, ориентированным на изоляционизм, на развитие нашей оборонки, на то, чтобы вернуть наших детей «оттуда» и больше их не отдавать. «Наши» были слишком конформны и слишком похожи на комсомол. Здесь будут сделаны ставки на пещерные инстинкты».

Отвечая на вопрос корреспондента «Особой буквы», как бы он выстроил молодежную политику при наличии соответствующих полномочий, Быков сказал, что он сосредоточился бы на воспитании интеллектуалов и профессионалов.

«Для того чтобы со школьных лет вырастить профессионала — ребенка надо загружать знаниями. Нужно, чтобы как можно больше было профильных школ, частных и государственных, чтобы они были сращены с вузами. Лет с 10—12 детям давать профориентацию, потому что мы не профориентированы, и это наша беда: большинство занимается не своим делом. Надо развивать образование и науку, чтобы противостоять пещерным инстинктам. Совесть — функция от интеллекта. Есть знания — есть и ответственность. Вот развитием интеллекта и надо заниматься», — считает он.

Писатель Олег Верещагин отмечает, что искусственно организовывать молодежь нужно, причем государственная организация вовсе не отрицает создание и поддержку самодеятельных клубов и секций. «Другое дело, что я не верю в способность этой власти организовать что-то разумное. Будет очередная ура-шарашка. С натужным антирусским душком, тихим, но явственным», — уверен наш собеседник.

 

Материал подготовили: Вадим Немоляев, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости