На главную

Доллар = 63,92

Евро = 67,76

6 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Финские власти снова отобрали детей у Анастасии Завгородней. Но история этой семьи не столь проста

Владимир ТИТОВ,

«Особая буква»

Не в дружбу, а в социальную службу

Финские власти снова отобрали детей у Анастасии Завгородней. Главный детозащитник России Павел Астахов называет действия финских властей «неадекватными». Однако ранее российское посольство отказало Завгородней и детям в «политическом убежище».
Не в дружбу, а в социальную службу 16 ноября 2012
15 ноября стало известно, что финские социальные службы снова изъяли детей у Анастасии Завгородней. Для этого полиция и органы опеки «взяли штурмом» квартиру подруги уроженки нашей страны, где многодетная мать укрывалась со своими детьми. Четверых детей, включая новорожденного, отправили в приют, сама Завгородняя была арестована. Ранее органы опеки уже отбирали у женщины детей, но вернули под давлением российских официальных лиц. Вместе с тем в этой истории слишком много несоответствий, чтобы дать ей однозначную оценку.

Павел Астахов, уполномоченный по правам ребенка при президенте, довольно резко прокомментировал действия финских официальных лиц: «Полицейский штурм квартиры многодетной матери — мера неадекватная, чрезмерная и угрожающая жизни и психике детей. Если Финляндия — правовое государство, то оно обязано гарантировать свободу выбора места жительства и передвижения», — цитирует его РБК .

Скандал вокруг Анастасии Завгородней начался относительно недавно, в сентябре 2012 года. Однако предпосылки для него зрели давно.

Начнем с того, что Анастасия Завгородняя — не столько Завгородняя, сколько Заки Ахмед. Именно так звучит фамилия ее мужа — Эхаба Ахмеда Заки Ахмеда, гражданина Финляндии суданского происхождения. Судя по ее записям на русском форуме Финляндии, в русско-суданской финской семье отношения были весьма натянутые:

«Я замужем 2,5 года,ребенку—1,5 года.У мужа финское гражданство, но он не финн —живет ок.12 лет в стране. Я уже побывала в турвакоти (приют для жертв семейного насилия — Ред.), но он умолял вернутся, я хотела сохранить семью и вернулась — и тут же пожалеле об етом — все началось сначала. В итоге мы уже не живем вместе, дело идет к разводу, но он приходит поздно вечером каждыи день устраивает скандалы всячески меня оскорбляет, грозится отобрать ребенка, доказать на суде, что я плохая мать, привести свидетелей. Грозится так же вывести ребенка в страну, из которои приехал. Собирает на меня всяческий компромат. Я на грани отчаяния! Помогите, кто хоть что-то знает по етои теме! Я хочу только, чтобы мне оставили ребенка больше ничего», — писала женщина еще в 2007 году (здесь и далее орфография и пунктуация соответствуют оригиналу).

И далее:

«…причина раздоров с мужем — в основном из-за религии. Он меня постоянно оскорбляет по религиозному и национальному признаку(думаю, все знают ето слово вен??й?, но в оскорбит. варианте)То что он говорит о христианстве — ето вообче невыносимо, личные оскорбления — без счета....Все ето проишодит при ребенке, у ребенка из-за етого истерики-за ето переживаю больше всего. Одно дело орут на меня — можно и пропустить, но всегда при ребенке— ети жуткие сцены. Давил, чтобы я меняла веру, я не захотела, мы с самого начала договорились что веру я оставляю, и буду иметь возможность воспитывать ребенка в христианстве — после рождения ребенка он все свои слова взял обратно, на любое мое возражение— скандал угрозы, и я стала потихоньку осознавать — куда я вляпалась».

Тем не менее Завгородняя продолжала жить с любящим мужем-суданцем и даже родила ему еще троих детей. А в конце лета над этим семейством разразилась ювенальная гроза.

По версии Анастасии Завгородней, 24 августа ее дочь Веронику в школе избили одноклассники, и она получила сотрясение мозга. Дома Вероника чувствовала себя плохо, ее тошнило. Для получения полноценной медицинской помощи семья должна была предоставить страховой компании рапорт о происшествии. Когда родители обратились за помощью в школу, где учится девочка, им сказали, что конфликта между детьми учителя не видели, зато на одном из занятий Вероника якобы сказала, что «папа шлепнул ее по попе». Органы опеки забрали школьницу из семьи, а через некоторое время настала очередь двухлетних близняшек. По словам полицейских, на семью поступило заявление, что родители систематически творят насилие над детьми.

Завгородняя описывает полицейскую «спецоперацию» так:

«Полицейские отрывали меня от кроватки детей и беременную волокли по коридору. Мужа повалили на пол, надели на него наручники и выписали нам штраф за сопротивление полиции. Правда, тогда нас заверили, что новорожденного ребенка, когда он появится на свет, забирать не будут. Надо было мне не верить и уезжать рожать в Петербург…»

Вопреки заверениям, новорожденного сына органы опеки тоже «конфисковали» из семьи.

Стоит отметить, что службы социальной защиты в Финляндии обладают весьма широкими полномочиями. «Проблемная» семья может несколько лет находиться под гласным надзором полиции и социальных работников. Социальные службы могут отслеживать банковские операции своих поднадзорных и проверять, не отправляется ли детское пособие за границу.

30 сентября российское Министерство иностранных дел выступило с заявлением, в котором выразило озабоченность по поводу действий финских властей в отношение Завгородней. А уже упоминавшийся Павел Астахов предложил объявить Финляндию страной, «опасной для российских семей с детьми».

В октябре ювенальные власти позволили семье воссоединиться, чтобы создать благоприятный фон для посещения страны российским премьером Медведевым, считает финский правозащитник Йохан Бекман. Однако семья осталась под пристальным контролем социальных служб.

14 ноября, когда вся семья была в бассейне, неизвестный сообщил в полицию, что родители оставили детей без присмотра. «Мы еле вырвались оттуда, я уговорила их оставить мне детей буквально на ночь», — рассказывала мать семейства. После этого она обратилась в российское посольство и попросила помочь эвакуировать семью в Россию. Однако в посольстве великой державы ее ждало разочарование:

«Нас оттуда буквально выгнали. Сказали, что у них нет места, что мы слишком много о себе думаем, раз пришли просить машину с дипломатическими номерами для выезда в Россию, что они не видят никаких оснований для предоставления убежища. Я и не представляла, что в российском посольстве так могут со мной говорить», — пожаловалась Завгородняя.

Открытым остается вопрос: должна ли историческая родина пострадавшей оказывать ей помощь, несмотря на несоответствия ее же собственным признаниям в Сети и последующим официальным заявлениям, или же Россия обязана защищать своих граждан в любом случае?

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Мария Пономарева, Роман Попков

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости