На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

10 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

В защиту Леонида Развозжаева

Владимир ТИТОВ,

корреспондент «Особой буквы»

Один вне правового поля не воин

Многие публицисты обрушились с упреками на Леонида Развозжаева. «Признание», которое он написал под угрозой расправы с его близкими, — свидетельство трусости, считают они. И то, что оппозиционер сообщил о пытках, ничего, мол, не меняет.
Один вне правового поля не воин 6 ноября 2012
Леонида Развозжаева совсем заклевали. Мало того что он сидит в фээсбэшном СИЗО, где мягко стелют, да жестко спать, так еще и некоторые «товарищи по борьбе» норовят облить его грязью. Диссиденты с еще доперестроечным тюремным стажем, революционеры всех времен и народов, а также многочисленные храбренькие блогеры клеймят его «слабаком» и даже «предателем». Мол, как он посмел не выдержать какие-то там «пытки» и что-то написать под диктовку людей в масках? Раскололся и всех заложил, редиска, при первом же шухере…

Прежде чем разобраться с претензиями заслуженных диссидентов и героических хипстеров к «нестойкому» Развозжаеву, освежим в памяти некоторые события недавней истории.

5 октября канал НТВ показал фильм «Анатомия протеста — 2». Многих повеселило тогда описание программы переворота в России с участием 200 тыс. баркашовцев, левофронтовцев и великой сверхдержавы Грузии. А Следственный комитет продемонстрировал незаурядное чувство юмора, возбудив уголовное дело по материалам этого полухудожественного фильма. Обвиняемыми стали прототипы главных героев — лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов, а также Константин Лебедев и Леонид Развозжаев, помощник депутата Госдумы Ильи Пономарева. Развозжаев предпочел укрыться от российских правоохранителей за рубежом.

Вполне нормальное решение в его положении. Конечно, можно с гордо поднятой головой идти в пасть дракона. Почему бы нет, если тебя не обвиняют ни в чем тяжеловесном, или если ты политическая фигура мирового масштаба и твой гипотетический арест обернется международным скандалом, невыгодным для Кремля. Однако Развозжаеву инкриминировали статью, за которую можно было получить, перефразируя президента, «десяточку», а настоящая известность к нему пришла уже после его скандального ареста. Поэтому он выбрал эмиграцию.

Но 19 октября в Киеве его похитили неизвестные — буквально от дверей украинского отделения управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, куда активист пришел, чтобы добиваться политического убежища. Около двух суток от него не было никаких известий. 21 октября Леонид оказался в Москве, где Басманный районный суд в воскресенье (!) назначил ему меру пресечения в качестве содержания под стражей. Позже стало известно, что Развозжаев написал «явку с повинной» на десяти листах.

Что происходило между захватом оппозиционера на Украине и его появлением в Москве — доподлинно неизвестно. В знаменитой видеозаписи Развозжаев, которого выводят из здания суда, успевает крикнуть журналистам, что его двое суток пытали. Позже стали известны подробности: активиста неопределенно долгое время держали в подвале, скованным или связанным. Люди в масках угрожали убить его и его семью, обещали «вколоть «сыворотку правды» и сделать дураком». «Тебя нет в правовом поле», — предупреждали похитители.

В нашей стране даже в пределах правового поля с людьми случается всякое. А с теми, кого в правовом поле нет, спецслужбы тем более не церемонятся. За последние годы тому было немало подтверждений.

Казалось бы, гражданское общество должно в едином порыве подняться против бандитских методов правоохранителей. Не тут-то было! Несгибаемые борцы за все хорошее обрушились с упреками на Леонида Развозжаева. Слабак, размазня, «чистуху» написал! Надо было, презрительно глядя в глаза похитителям, сказать: «Не берите меня на понт, ничего я вам не подпишу, режьте хоть меня, хоть моих детей. А уж не выдержать пытки… тьфу!» Да и пыток-то, кажется, никаких не было. Вон, на видеозаписи идет своими ногами. Раз на дыбу не подвешивали, кости не ломали, иголки под ногти не засовывали — значит, все нормально. Вот-вот, струсил, а теперь пытается оправдаться…

Храбрым блогерам и аналитикам невдомек, что существуют методы энергичного дознания, которые не оставляют видимых следов на теле, но в момент применения заставят вас увидеть небо в овчинку. Вообще создается впечатления, что все те, кто из теплого кресла порицает Развозжаева за «трусость», «слабость» и «нестойкость», не совсем отдают себе отчет, что такое пытки. А пытки — это не испытание твердости духа и даже не жестокая казнь. И не всегда они представляют собой брутальные и изобретательные истязания. Пытки — это целенаправленное подавление воли человека, упрощение его поведения до цепочки «стимул — реакция». Цель — получение нужных сведений или принуждение к исполнению некоторых действий.

Должен ли сильный и убежденный человек выдержать пытки? Сложный вопрос… Кроме шуток, пытки — это целое искусство, которое шлифовалось тысячелетиями. «Черные хирурги» и «черные психологи» учились уничтожать волю сильных, смелых, выносливых и достаточно мотивированных людей. Конечно, во все времена находились те, кто не сдавался, невзирая на все ухищрения палачей. Но такие титаны воли — исключение из правил. Начнем с того, что они осознанно приносили себя в жертву и готовы были к тому, что в ближайшее время их ждет смерть, причем нескорая и непростая. Готовы ли вы примерить на себя такой финал, уважаемые критики «слабака» Развозжаева?

Но если сильный и волевой человек способен принести в жертву себя, не каждому дано хладнокровно обречь на смерть своих близких. Нелишне вспомнить, что Леонида Развозжаева вынудили написать «признание» (которое суд должен отвести как недопустимое доказательство), угрожая убить его жену и детей. Вопрос: имелись ли у него основания сомневаться, что неизвестные в масках выполнят свою угрозу? Российские силовики щепетильностью не отличаются, «людишки» в нашей стране — это не высшая ценность, а, извините, хозяйственный ресурс, не самый важный и легко возобновляемый. Если женщина с двумя детьми внезапно исчезнет — мир не встанет на уши.

Уже одно то, что Леонид Развозжаев отказался от выбитых показаний и публично сообщил, что его пытали, свидетельствует о его решимости. Потому что оскорбленные в лучших чувствах «малюты скуратовы» могут расправиться с его семьей — из мести. Как говорится, не понимаешь по-хорошему — поймешь по-плохому. Да и в следственном изоляторе с человеком может много чего случиться…

Предвижу, как несгибаемые борцы завоют: вот, этот гад разводит тут апологию предательства и трусости! А если говорить серьезно… Мы ведь не осыпаем оскорблениями участников несанкционированных демонстраций, которые, вместо того, чтобы избивать смертным боем полицейских, позволяют себя задерживать! Хотя и тут можно придраться: как же вы собираетесь «демонтировать режим», если позволяете, чтобы вас разгоняли какие-то «космонавты»! Взяли бы арматуру, ножи, «коктейль Молотова» — и вперед, за свободу собраний! Всякая революция чего-то стоит, если умеет защищаться! Но мы действуем в правовом поле, проводим мирные ненасильственные акции… или я что-то неправильно понял?

Если кому-то хочется попробовать на вкус настоящей борьбы — это не запрещено. То есть государственные законы этого, конечно, не одобряют, но если кто-то изберет путь Максима Базылева и Андрея Сухорады, помешать ему можно только физически. Правда, интуиция мне подсказывает, что среди суровых критиков Развозжаева любителей подобного экстрима (а согласно Уголовному кодексу, экстремизма) нет…

Если мы действуем в рамках правового поля, то должны следовать избранной стратегии. Сопротивляясь «винтилову», не драться с полицией, а оспаривать в суде незаконные задержания, приводить своих свидетелей, стараться подтверждать свою правоту документально. Соответственно, в деле Леонида Развозжаева нужно стараться привлечь внимание к противоправным действиям силовиков, которые похитили человека на территории чужого государства, а затем пытками и шантажом выбили из него признание. Если суд откажется рассматривать это противозаконное «доказательство», уголовное дело, сочиненное по мотивам фильма «Анатомия протеста — 2», начнет разваливаться, а его сочинители будут иметь весьма бледный вид.

Устраивать же выволочку человеку, который сидит в СИЗО под гнетом особо тяжкой статьи, который прошел пытки и обвиняется в том, чего не совершал, — это даже не подлость. Этому вообще нет приличного названия.

 

Материал подготовили: Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости