На главную

Доллар = 63,91

Евро = 68,50

9 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Что такое «среднее звено» оппозиции? И какова его роль?

Комментирует Константин Янкаускас,

гражданский активист, депутат муниципального собрания района Зюзино города Москвы

Истина в звене

«Среднее звено» участников протеста несет на себе основную тяжесть оппозиционной работы, а впереди еще более трудные задачи.
Истина в звене 4 июля 2012
Активисты «среднего звена» сейчас важны для оппозиции как никогда — именно им предстоит биться над задачей переноса гражданской активности в регионы, действовать в рамках «Доброй машины правды», тянуть на себе всю рутину сложной и тяжелой работы, имя которой гражданский политический протест. Вот только у актива нет особой приязни к большинству лидеров, стремящихся формулировать ему задачи. Благожелательное исключение — Алексей Навальный и, в некоторой степени, Сергей Удальцов.

 

Газета.Ru, задумавшись о судьбах российского гражданского протеста, занялась его исследовательским препарированием, выделив три протестные страты — «лидеров», «среднее звено» и «массы». «Лидеры» — это медийные фигуры на трибунах и в оргкомитетах, «среднее звено», — активисты, тянущие на себе всю основную организационную работу, «массы» — это поддерживающие протест граждане, приходящие на акции. По большому счету в этом делении ничего нового нет: оппозиция всегда была разделена именно таким образом. Изменилась лишь арифметическая численность каждой из категорий и соотношение между ними.

В «доболотные», «додекабрьские» времена, когда акции на Чистых прудах, Триумфальной и Пушкинской площадях собирали по несколько сотен человек, а митинг числом в 3 тыс. участников был сенсацией, процентное соотношение «среднего звена» протестующих к «массам» было иным, нежели сейчас. Если стоит митинг на «Пушке» числом в 500 человек, то можно быть уверенным, что 200 из них — это активисты, тратящие большую часть своего времени на политику и общественную деятельность, состоящие в партиях, движениях и различных сетевых гражданских структурах. А оставшаяся часть — как раз «массы», откликнувшиеся на агитацию.

Лидеров же было примерно столько же, сколько и сейчас. Тогда на акции не ходили Леонид Парфенов, Ксения Собчак и Дмитрий Быков, весьма редким гостем был господин Пархоменко. Зато вместо них на трибунах стояли Гарри Каспаров и Эдуард Лимонов. Потом Каспаров погряз в мировых шахматных делах, Лимонов, обиженный на всю галактику, отвалился в сторону. Вместо них появились другие люди.

Сегодня количество активистов «среднего звена» выросло в несколько раз. Множество молодых и не очень молодых людей, впервые войдя в политику, в гражданский протест на Чистых прудах 5 декабря, на Болотной площади 10 декабря, прошли через горнило наблюдения на выборах, поездки в Ярославль и Астрахань, ночные бдения у Абая и на Баррикадной. Они вошли во вкус, их жизнь заискрилась, заиграла новыми смыслами. Правда, и численность масс, участвующих в митингах и шествиях, увеличилась еще более многократно — в 100—200 раз по сравнению с «доболотной эрой». Но все равно значимость «среднего звена» — станового хребта протеста — важна как никогда.

Его сегодняшняя задача, в отличие от задачи 2010 года, не только держать палки с флагами на пикете, но и работать над популяризацией протеста среди населения России. В свете назревающего экономического кризиса это вполне реалистичная задача.

«Среднее звено» годичной давности — это в основном «твердые партийцы»: националисты, активисты «Левого фронта», бывшие нацболы, разошедшиеся по разным организациям, и молодая демократическая поросль из «Солидарности». Плюс к этому — некоторое количество экологов и автомобилистов.

Сегодня «среднее звено», помимо перечисленных выше групп, включает в себя сотни идеологически не маркирующих себя пассионариев, с настороженностью относящихся к лидерам протеста.

Не хочется писать очередной панегирик Алексею Навальному — их и так за минувшие полгода написано немало. Но все же Навальный едва ли не единственный из обитателей трибун митингов, кого «среднее звено» действительно признает своим лидером. Остальные «идеологические», «партийные» витии, доставшиеся протесту в наследство от прошлых политических сезонов, вызывают раздражение. Разница между ними лишь в величине этого раздражения: от Удальцова, который раздражает минимально (его идеологизированность компенсируется вызывающим уважение мужеством), до Касьянова, которого оглушительно освистывают и «среднее звено», и массы.

Комментирует Константин Янкаускас, гражданский активист, депутат муниципального собрания района Зюзино города Москвы

Относятся люди к лидерам и их стратегии нормально. Конечно, где-то можно сделать и чуть лучше, что-то изменить, но в целом оргкомитет митингов делает все так, как и должно быть.

90 процентов протестующих способны выразить свои симпатии к тому или иному оппозиционному лидеру из числа организаторов акций. На ранних этапах, в декабре прошлого года, было не очень хорошее отношение к системным политикам — депутатам Госдумы, им кричали: «Сдай мандат!» Но те же депутаты от «Справедливой России» — Пономарев, Гудков — вели себя последовательно и в итоге завоевали симпатии протестующих. Да и Собчак своим поведением на митингах, на вручении премии «Ника» заслужила уважение людей. Конечно, Навальный с Удальцовым здесь безоговорочные лидеры по популярности, их авторитет выше, чем у остальных.

С точки зрения технической организации акций все делалось на достаточно высоком уровне. Решение о том, чтобы проводить их с некоторым интервалом, правильное — частить не нужно. Некоторые говорят, что собираться народ должен чуть ли не каждую неделю. Это нецелесообразно.

Из пожеланий — протест должен идти в регионы. И упор необходимо делать на социальные требования: прогрессивная шкала налогообложения и реприватизация незаконно присвоенной собственности друзьями Владимира Путина. Здесь необходимо искать общие темы, объединяющие многих, и поднимать их.

Сегодня политологи говорят, что у протеста нет позитивной повестки. Все за то, чтобы сменить нынешнюю власть, но никто не предлагает ничего конструктивного. По своему опыту работы депутатом муниципального собрания района Москвы скажу, что позитивной повестки нет только у «Единой России».

У оппозиции она есть: проведение досрочных выборов, разработка новых правил их проведения. И у нас уже готов проект избирательного законодательства. Также мы выступаем за всенародное голосование и формирование коалиционного правительства.

Это уже достаточно позитивная повестка, поддерживаемая многими.

 

Материал подготовили: Роман Попков, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости