На главную

Доллар = 63,95

Евро = 71,57

29 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

СКР и полиция с помощью Интернета составляют списки тех активистов, кто был особенно активен 6 мая

Комментируют Александр Михайлов, Михаил Д.

Поголовный розыск

12 мая в СМИ появилась информация, что СКР и МВД составляют списки участников столкновений с ОМОНом 6 мая. Оппозиционеров ищут через Сеть: на видеороликах, по сообщениям в социальных сетях и денежным переводам на электронные кошельки.
Поголовный розыск 12 мая 2012
Поиск «зачинщиков» и «провокаторов» побоища на Болотной площади начался почти одновременно с самими столкновениями между демонстрантами и ОМОНом. О том, кто виноват, спорили в Facebook, дискутировали правоохранители и депутаты, правозащитники и представители спецслужб. И только спустя почти неделю появилась информация, что Следственный комитет тоже проводил разыскные мероприятия с целью установить истину. Вот только из сообщений прессы складывается впечатление, что работают следователи только по одному направлению — ищут виновных среди участников «Марша миллионов». Что-то не слышно, чтобы допрашивались те, кто отдавал приказы перегораживать сквер на Болотной или устанавливать неработающие металлоискатели, приведшие к давке.

 

Лидер националистического движения «Русские» Дмитрий Демушкин рассказал, что 7 мая следователь пытался допросить его прямо в больничной палате 1-й Градской больницы, но лечащие врачи не пустили его в палату к пациенту. «Знаю, что сейчас повально ходят участковые и оперативники по нашим ребятам. Всех опрашивают», — говорит Демушкин. Источник издания в СКР сообщил, что Алексей Навальный и Сергей Удальцов также уже допрашивались по делу о беспорядках, но пока остаются в статусе свидетелей. Участникам беспорядков 6 мая грозят серьезные сроки. СК России по городу Москве возбудил уголовные дела по двум статьям: по факту призывов к массовым беспорядкам и по факту применения насилия к сотрудникам полиции.

Согласно информации «Известий», «участники потасовки, их координаторы и спонсоры» уже установлены, и оперативники получили приказ задержать их. «Если на видео видно, что человек призывает бить полицейских, захватывать правительственные учреждения или бросает в омоновцев камни, бутылки, мы его отмечаем, распечатываем его фото и передаем полицейским. Проводится портретная экспертиза, человек «пробивается» по экстремистским базам данных», — цитирует издание анонимный источник в СКР.

Никто не спорит с тем, что виновных в столкновении мирной демонстрации, куда люди пришли с детьми, и ОМОНа необходимо найти и наказать. И появившееся 11 мая сообщение того же Следственного комитета о возбуждении уголовного дела по факту избиения человека полицией, зафиксированного на видео, можно только приветствовать.

Однако после прочтения публикации в «Известиях» сразу возникает несколько вопросов. Но главный один: почему до сих пор неизвестны авторы приказов о перекрытии места проведения согласованной акции?

Теперь, спустя почти неделю после происшедшего, понятно, что градус напряжения участников «Марша несогласных» начал расти с рамок металлоискателей, которые либо не работали, либо работали плохо. Несколько тысяч людей, столпившихся на маленьком пятачке, уже были готовы взорваться от справедливого гнева. Кто за это ответит?

Найти тех, кто был экипирован «специально для уличных боев» и имел при себе маски, перчатки, ножи и арматуру», с нынешней техникой, вероятно, несложно. Но, простите, ножи и арматуру должны были изымать до акции. За что мы платим налоги, на которые полиция закупает оборудование, если она не способна их обнаружить?

Дальше по тексту «Известий»: «Именно таких «боевиков» следователи отметили в рядах леворадикалов, анархистов, антифа, националистов и, как ни странно, среди крепких молодых людей под радужными флагами гей-движения».

Ребята, у вас отдел по борьбе с экстремизмом один из самых больших среди всех правоохранительных отделов. Вам знакомо понятие «превентивные меры»? Если в Москве есть радикалы, способные и желающие подраться с ОМОНом, и намечается акция, вы что, не можете их задержать до того, как он начнут провокации? Вы же миллион раз задерживали того же Эдуарда Лимонова прямо у его подъезда перед выходом на Триумфальную…

Вот что еще интересно. Сейчас судят Алексея Навального и Сергея Удальцова за сопротивление при задержании. Судья не приобщает к делу видеосвидетельства, снятые на мобильные телефоны и свободно гуляющие по Сети, о том, что они вообще никак и никому не сопротивлялись.

Об этом, кстати, спросил Дмитрия Медведева на заседании «Открытого правительства» ректор Российской школы экономики Сергей Гуриев. Новоиспеченный премьер на вопрос предсказуемо не ответил. Тогда почему в одних случаях ролики из Интернета служат поводом для обвинений, а в других — нет?

Хотя, безусловно, публикация в одной газете не может служить поводом для далеко идущих выводов. Надо подождать шагов СКР. В Лондоне после беспорядков лета 2011 года полиции понадобилось больше полугода, чтобы провести расследование. Давайте же дадим и российским следователям время поработать. Вот только надежды на то, что таковых правоохранители отыщут в свих собственных рядах, не так уж и много.

Михаил Д., участник событий на Болотной площади 6 мая и акции на Чистых прудах

Года до 2008-го всеми оперативными мероприятиями против оппозиции занималось ФСБ, отдел защиты конституционного строя и борьбе с терроризмом. Структуры МВД — главным образом в лице УБОПа, — выполняли вспомогательные функции. Четыре же года назад УБОП был расформирован, а на его месте возник Центр по противодействию экстремизму, к которому перешли функции Федеральной службы безопасности по подавлению всех форм протеста, даже потенциального.

Центр «Э» ведет прослушку мобильных разговоров всех сколь-нибудь заметных оппозиционных и гражданских активистов. И не нужно себя тешить надежами, что кого-то из самых крупных лидеров прослушивают, а менее заметных — нет. Слушают всех. Все технические возможности для этого у Центра «Э» есть. С тех пор как спецслужбы получили доступ напрямую к мобильным операторам, их оборудованию, они могут даже на «удаленке», используя ресурсы «Большой тройки» операторов мобильной связи, слушать разговоры и в онлайне, и записывать для дальнейшего использования. Эта деятельность поставлена на поток.

Расследуя события 6 мая, спецслужбы будут опираться, прежде всего, на данные мобильных переговоров. Наверняка уже анализируются такие разговоры всех наиболее заметных оппозиционных активистов, лидеров: от Удальцова до Демушкина, от Яшина с Навальным до анархистов или антифашистов. Уверен, сотрудники МВД уже получили от мобильных операторов биллинг всех телефонных соединений, которые имели место вечером 6 мая на Болотной площади, Каменном мосту, в других местах столкновений. Так что мобильная связь одновременно облегчает жизнь оппозиции и осложняет ее. Люди постоянно находятся под прицелом.

В процессе расследования будет использована и оперативная видеосъемка. Очевидцы рассказывали, что 6 мая ее вели очень многие полицейские. Первая линия ОМОНа машет дубинками, а позади нее стоят люди в штатском с видеокамерами. Сейчас оперативники наверняка отсматривают многие часы видеозаписей, ища хоть сколько-нибудь знакомых им людей, чтобы взять их в разработку.

Наверняка у спецслужб есть и свои информаторы в рядах оппозиционных активистом, которые тоже будут задействованы, дадут ценную информацию.

Скорее всего, в данном случае будет применен сценарий, имевший место после событий на Манежной площади в декабре 2010 года. Кого-то наказать нужно, но арестовывать человек 500 было бы смешно. Выбираются на сто процентов известные лица, активисты, пять-семь человек, которые давно уже «на карандаше» у спецслужб, и на основе их телефонных переговоров, видеосъемки в отношении этих людей фабрикуют уголовные дела.

Провокаторов, конечно, не арестуют — просто не «найдут». А под суд пойдут несколько ребят из, к примеру, «Левого фронта», антифашистского движения, националистов. Их сделают козлами отпущения.

«Манежка» 2010 года показала, кстати, очень интересную вещь: оппозиционные активисты, оказавшиеся в свалке со столкновением с полицией, абсолютно не умеют держать язык за зубами. Рассказывают о своих подвигах и приключениях по телефону друзьям, знакомым, друг другу, чем очень облегчают работу спецслужбам.

Александр Михайлов, политолог

Акции майских праздников четко делятся на две части. Произошедшие 6 мая, когда на улицах имели место реальные столкновения с силами правопорядка, и остальных дней, когда протест, продолжающийся и сегодня, принял мирный характер. Тогда, 6-го числа, в столкновениях принимала участие «старая гвардия» из числа антифашистов, крайне левых и других. И именно в отношении выявления лидеров среди них сейчас работает полиция.

Для самих активистов данных групп в интересе к ним со стороны властей нет ничего нового. На протяжении последних нескольких лет МВД и ФСБ активно работают по выявлению их участников. Этим занимается и знаменитое Главное управление по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел, Центр «Э», у сотрудников которого на руках есть списки многих «неблагонадежных». Формировались они за счет и видеосъемок, и переписи паспортных данных акций радикалов, проводившейся в предыдущие годы.

Вероятно, по этим спискам в первую очередь и проводится проверка. Именно входящих в них людей прежде всего отслеживают через социальные сети, посещают участковые и так далее. За последние годы в места лишения свободы было отправлено много активистов-радикалов. Не прекращается подобная практика и в настоящее время.

Для властей именно этот, активный, протест наиболее опасен. Мирные демонстранты соберутся и разойдутся. С ними всегда можно поговорить и сделать вид, что прислушиваешься. Имели место массовые акции протеста и в эпоху Бориса Ельцина, что не помешало ему досидеть свой срок и благополучно передать власть. Радикалы же представляют реальную угрозу. Сейчас, пока их относительно немного, с ними можно успешно бороться, судить, сажать. Если же ситуацию выпустить из-под контроля, их количество может значительно увеличиться, и тогда атаку полиция может уже не сдержать.

Выявление лидеров групп радикально настроенных граждан, участников этих групп — превентивный шаг властей, стремящихся не допустить их разрастания.

 

Материал подготовили: Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости