На главную

Доллар = 63,91

Евро = 68,50

8 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Блиц-интервью с военным экспертом Анатолием Цыганком о рынке частных военных услуг

Частное охранно-наступательное предприятие

Об этом никто не говорит вслух, но частные военные организации делают то, что регулярные вооруженные силы выполнять не хотят.
Частное охранно-наступательное предприятие 12 апреля 2012
Отчитываясь перед Госдумой, Владимир Путин заявил, что считает возможным выход российских компаний на рынок частных военных услуг. Премьер считает, что это «действительно является инструментом реализации национальных интересов без прямого участия государства».

На вопросы «Особой буквы» отвечает руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок

— Действительно ли России выгодно быть представленной на рынке частных военных услуг?

Да. Потому что сейчас в мире частные военные организации играют совсем не негативную роль. Во всяком случае, как только США уходит из какого-либо региона, там остаются частные военные организации.

Возьмем, например, Ирак или Афганистан. Когда американские войска ушли из Ирака, там остались три военные базы и 70 процентов военнослужащих частных военных организаций. Примерно такая же ситуация складывается сейчас и в Афганистане. Американские войска сейчас уходят, у них останутся только четыре военные базы и дополнительно около 30—40 тыс. сотрудников военных частных организаций.

Поэтому я полагаю, что Путин прав. Нам нужно создавать частные военные организации, в том числе для решения задач на своей российской территории.

В первую очередь частные военные организации в обязательном порядке будут охранять нефтепроводы. Во-вторых, они будут охранять гидростанции, плотины и тому подобное.

Говоря о создании частных военных организаций, надо четко понимать, что мы вступили в эпоху террора. Российские вооруженные силы, откровенно говоря, не должны заниматься борьбой с террором, это не их функции. В российской армии должны заниматься борьбой с террором только спецподразделения — это 5—7 процентов от общей численности вооруженных сил.

Надо сказать, что в свое время очень хорошо послужили так называемые «нефтяные полки», которые находятся на чеченской территории. Они показали свою мощную силу. За последние три-четыре года врезки в нефтепроводы сократились почти в десять раз. Я думаю, что именно эти частные организации будут заниматься одной очень важной проблемой — защитой трубопроводов от террористов.

Частные военные структуры наверняка будут оказывать помощь военным базам, которые находятся за рубежом. Такая база частной военной организации могла бы, к примеру, появиться в Армении, Таджикистане, Киргизии.

— Могут ли эти структуры стать, как это сказал премьер, «инструментом реализации национальных интересов»?

А кто защищает национальные интересы? В первую очередь это армия. Во вторую — ФСБ. И в том числе те структуры, которые будут заниматься именно обороной национальных интересов. Я считаю, что для решения национальных интересов надо привлекать тех военнослужащих, которые сейчас не знают, куда им деться.

Какова конкуренция в мировом частном военном бизнесе?

Конкуренция очень большая, хотя мало кто об этом говорит. Очень хорошо поработали частные военные организации в Ливии. Когда шла война НАТО против Ливии, именно частные военные организации выполняли многие задачи противников Каддафи. В основном там поработали спецназовцы Америки, Франции, Италии. И очень большую помощь оказали им частные военные организации. Они выполняли три функции: обучение, охрану и оборону, и, может быть, они участвовали в боях с армией Каддафи.

Так что и в США, и на Западе вообще конкуренция в этом бизнесе очень большая.

— Приводятся данные, что Америка, к примеру, зарабатывает почти 350 млрд долларов на оказании таких услуг. Зачем им новый участник? Нас туда пустят?

Надо будет прорываться. Частные военные организации на Западе существуют примерно уже 15—18 лет. Первые появились в Канаде, после этого частные военные стали заниматься охраной трубопроводов в Саудовской Аравии, потом в Ливии. Я не думаю, что России так просто будет туда проникнуть.

Надо сказать откровенно: на этом зарабатывают большие деньги. Об этом никто не говорит, но нужно понимать, что частные организации выполняют те действия, которые, может быть, и российские вооруженные силы, и вооруженные силы США не хотят выполнять.

Заявление о создании российской частной военной организации — это очень серьезно. Я вполне допускаю, что на международном уровне это будет сложно. В Африке, во всяком случае, могут быть частные организации. Насколько я понимаю, может быть, только в Африке, они пока и будут использоваться. Может быть, в борьбе с пиратами.

 

Материал подготовили: Елена Николаева, Мария Пономарева, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости