На главную

Доллар = 64,15

Евро = 68,47

3 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Оргкомитет митингов — взгляд изнутри. Тактика оппозиции на грядущих выборах. Что будет дальше?

Сергей УДАЛЬЦОВ,

координатор движения «Левый фронт»

Станет тепло, можно будет ставить палатки

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
Станет тепло, можно будет ставить палатки 1 февраля 2012
Без уличной поддержки, без массовых акций протеста добиться реализации требований, выдвинутых на Болотной и на проспекте Сахарова, будет крайне сложно. Никакой благотворительности от правящих кругов ожидать не приходится. Ведь на кону не просто власть, но безопасность и свобода этих людей. Если начать разбираться во всем, что они натворили, дело пахнет серьезными уголовными сроками. Жулики и воры только и ждут того, что протестная активность пойдет на спад. Тогда они вздохнут с облегчением, всеми правдами и неправдами добьются избрания Путина и будут плевать нам в лицо так же цинично, как делали до сих пор.

Оргкомитет митингов «За честные выборы» — взгляд изнутри

Лев Гулько: Здравствуйте. Наш сегодняшний гость — Сергей Удальцов, координатор движения «Левый фронт». Здравствуйте, Сергей. Понятно, что сегодня речь у нас пойдет о грядущем. Сейчас мы это грядущее и обсудим. Давайте в первой части поговорим о ситуации внутри протестного движения. Что там происходит? Кто с кем? За что? Почему? Всегда любопытно услышать это из уст человека, который находится там внутри.

Сергей Удальцов: Как ни странно, у некоторых есть ощущение, что там, как пауки в банке, волею судеб собрались самые разные люди. И политические активисты, и гражданские. Писатели (и поэты, и прозаики), музыканты... Как они там договариваются? У кого-то есть ощущение, что мы там каждый день грыземся и ругаемся, и удерживает нас вместе какой-то меркантильный интерес. О том, что все проплачено Госдепартаментом, открыто говорят власти. Показывают эти визиты в американское посольство. Меня там, слава Богу, не было. Так что я за это не отвечаю.

ЛГ: Вам денег не досталось.

СУ: Мне не досталось. Я буду жаловаться. Но это шутка, как вы все поняли. Как ни странно, есть общее понимание, что, навалившись всем миром, мы можем решить какие-то конкретные тактические задачи, то есть добиться реформы избирательного и политического законодательства. Это выгодно всем — и левым, и правым, и националистам, и интернационалистам. Потому что, когда нет политической свободы и политической конкуренции, мы знаем, что происходит. Возникает «суверенная демократия». Все живое загоняется в подвалы, маргинализируется. А царят те, кто приближен к этому клану. «Путинский клан» — это такой термин. Кооператив «Озеро».

ЛГ: Известные вещи.

СУ: Близко к истине на самом деле. Да, конечно, может быть, есть какая-то определенная личная неприязнь. Но для того чтобы решать конкретные задачи, нам и не обязательно любить друг друга. Еще один позитивный фактор: мы, а это значительная часть политического спектра, уже не первый год взаимодействуем. Были проекты «Другая Россия», «Марш несогласных», «Национальная ассамблея».

ЛГ: «Справедливая Россия»…

СУ: Нет. «Справедливая Россия» — это конкретная партия. А я говорю о коалиционных проектах. Последние пять-шесть лет мы все как-то взаимодействуем. Это не то чтобы мы в один день вдруг встретились — Удальцов с Немцовым, с Каспаровым, с Навальным — и только сейчас знакомимся. В принципе мы все уже знакомы. И общий язык находить нам поэтому чуть проще. С представителями гражданского сообщества («Белая лента», автомобилисты, писатели и так далее) это немножко сложнее. Но в целом, еще раз повторю, есть понимание, что только все вместе мы сможем решить эту задачу. И это удерживает нас от ругани и конфликтов.

ЛГ: Я не зря спросил о «Справедливой России». Есть, опять же, господин Гудков...

СУ: Есть.

ЛГ: С этими людьми, с этими партиями вы тоже находитесь в коалиции? С официальной, системной оппозицией?

СУ: Я считаю, что обязательно надо включать и их. Это структуры массовые, хорошо организованные. Да, к ним есть много претензий — и у меня, и у других. И к КПРФ, и к «Справедливой России», и к «Яблоку». Остальные пока не замечены. Может, ЛДПР завтра придет… Пусть приходят. Мы действуем коллективом.

Никто, я убежден, не сможет навязать нам свою точку зрения. Ни представители одной партии, ни представители другой. Если они видят, что надо быть ближе к народу, что надо в этом процессе участвовать, то, на мой взгляд, это даже здорово. Потому что все последние годы они сидели на двух стульях: с одной стороны, гневно критиковали власть на своих митингах, с другой стороны, ходили договариваться к президенту. Это тоже общеизвестная вещь. Сегодня, я думаю, пришел тот момент, когда можно сделать окончательный выбор. С кем мы — с властью или с народом? Они, как мне кажется, начинают над этим задумываться. Мы им мешать не будем. Если они определятся и перейдут на нашу сторону баррикады, на сторону гражданского движения, я думаю, это будет неплохо.

ЛГ: Сергей, я сейчас задам вам довольно неожиданный вопрос. Предположим, что к вам придет отодвинутая уже от себя премьером «Единая Россия», что она вдруг почувствует себя в какой-то оппозиции. Предположим такой вариант абсурдный. Что тогда?

СУ: Если такое случится, то это будет, конечно, выдающийся успех всего гражданского движения. Но какая бы организация ни пришла, какие бы люди ни пришли, у нас есть четкая позиция, четкие требования. Требования, выдвинутые гражданами в декабре, немножко дополняются, но суть остается неизменной: это коренная политическая реформа, избирательная реформа, освобождение политзаключенных, изменение Конституции с целью ограничения полномочий президента и проведение новых свободных парламентских и президентских выборов. Если вы поддерживаете эти требования и готовы на это работать, милости просим. Хоть вы из «Единой России», хоть их масонской ложи…

ЛГ: Из Госдепартамента.

СУ: Госдепартамент давайте не трогать. А то это всех волнует. Я ни с какими разведками не имею никаких контактов. Заявляю об этом публично.

ЛГ: Все взрослые люди, все понимают, что это такая шутка. Хорошо, давайте на этом мы первую часть закончим, а во второй части поговорим о тактике, о тактике на выборах.

Комментарии
berta
А разве в стране есть политические заключенные? Или вы говорите о Ходорковском ??? Не понимаю, с каких это пор мошенник государственного масштаба, присвоивший, как и другие «реформаторы» и высокопоставленные чины, народную собственность, принадлежащую народу по конституциям СССР, РСФСР и РФ, без разрешения на то собственника, перекрасились из уголовников в политических???
На мой взгляд, суд над «ЮКОСом» был показательным для всех мошенников 90-х.
А «действия, которые были сочтены преступными», (они и были таковыми) «были широко распространены среди предпринимателей в России в последнее десятилетие XX века и в последующие годы..., но от этого они не перестали быть преступлениями.
Я считаю, что уголовные дела по насильственному отчуждению собственности народа в частную собственность мошенническим путем, нужно продолжать возбуждать, расследовать и возвращать украденное его собственнику-народу.
Прохожий
Политическим он стал потому, что воровали все, а посадили только его. То есть, была политическая воля! Показательным и политическим суд на Юкосом был в том смысле, что «чтобы оставаться на свободе, надо не закон блюсти, а быть лояльным к власти». Абсолютно эффективные результаты сего действа мы сейчас и наблюдаем — тысячи людей, думающих что если по закону, то плевать они хотели на местного царька/мента теперь сидят по зонам по «мошенническим» и «наркотическим» статьям. По сути, они и есть политические заключенные.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости