На главную

Доллар = 63,87

Евро = 68,69

7 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Борьба альтернатив на планете. Россия скатывается в «третий мир». Не спешите хоронить Европу

Александр ШУБИН,

историк, профессор РГГУ

Советский Союз исчез, а советский народ остался

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
Советский Союз исчез, а советский народ остался 25 января 2012
Вторая волна кризиса — это гораздо более серьезная проблема для России и каждого ее гражданина, чем фальсификация результатов выборов. Это гораздо более серьезная проблема и для властной элиты. Если правящая каста не хочет быть сметена бунтом феодального типа, она должна выстраивать модели, которые позволят смягчить этот удар. И действовать в том числе кейнсианскими методами, о которых она совершенно забыла. При нищем населении нельзя сохранить внутренний рынок. При отсутствии сетевых организаций нельзя получить креатив, необходимый для решения даже технологических задач. У нас по-прежнему будут падать спутники, у нас по-прежнему будет все разваливаться. Не преодолев тех проблем, которые оказались нам не по зубам в 80-е годы, мы будем деградировать и скатываться в «третий мир».

Борьба альтернатив в мире

Лев Гулько: Здравствуйте. Мы начинаем наш «Ресет». Сегодня у нас в гостях в качестве эксперта историк, доктор исторических наук, футуролог (я обращаю на это внимание) Александр Шубин. Здравствуйте, Александр.

Александр Шубин: Здравствуйте.

ЛГ: Поскольку вы историк, доктор исторических наук, да к тому же еще футуролог, давайте поговорим, может быть, о таких вещах, о которых надо задумываться заранее. Но вы-то об этом знали совершенно точно еще несколько лет назад. Предчувствовали, предвидели. Как всегда, у нас три части. И первая часть нашей беседы посвящена кризису — глобальному кризису. Вот кое-что из того, что вы, так сказать, сотворили…

АШ: Я кризис не творил.

ЛГ: Я не о кризисе, а о книжках. Вот «Великая депрессия и будущее России». Это книга художественная, и мы о ней еще поговорим. Как раз здесь вы и предчувствуете этот кризис. Давайте я немножко процитирую. «Политический, технологический, психологический, экологический фон кризиса в 2008 году существенно отличается от фона, предвидимого после 2020 года, множеством параметров, в том числе…» (и дальше перечисляется). Когда это было написано?

АШ: Это было написано нами со Святославом Игоревичем Забелиным и опубликовано в «Независимой газете» в 1998 году.

ЛГ: 98-й год.

АШ: За десять лет до начала этого кризиса мы прописали основные его параметры. Назвали дату его начала, казавшуюся нам тогда, исходя из нашей методологии, наиболее вероятной. И, как видите, методология победила. Но, к сожалению, от этого веселее не становится. Потому что исследование Великой депрессии, которая является некоторым аналогом (определенные различия, конечно, есть, но все-таки она является аналогом), показывает, что и вторая волна кризиса — это некая неизбежность.

А главное — проблема не в том, когда либеральные экономисты найдут наконец какие-то педали, нажав на которые, мы все выйдем на простор. Либеральные экономисты провалились. Вся их наука провалилась, потому что она не смогла ни предсказать кризис, ни объяснить, что происходит.

Проблема заключается в том, что мир на полном ходу подошел к некоему барьеру, который не может преодолеть. И пока его не преодолеют, пока не найдут способ перейти через этот барьер, условно говоря, постиндустриального общества, мы обречены биться головой в эту стену, время от времени на короткое время преодолевая кризис. Великая депрессия — она ведь тоже после 1933 года имела некоторые преодоления, за которыми снова следовали откаты. Но смысл в том, что они преодолели барьер только после того, как нашли решение двух проблем. Первое: должна измениться социальная структура. Об этом сейчас постоянно забывают. Социальная структура должна измениться. Отсюда рузвельтовские реформы, социальное государство. И их аналоги, иногда ужасные — как, например, гитлеровский.

ЛГ: Может быть, они забывают, но им постоянно напоминают. С площадей.

АШ: С другой стороны, должен произойти технологический переворот. Он сейчас, как мне представляется, действительно готовится, в том числе и с помощью средств культуры. Что касается площадей, то очень хорошо, что вы о них сказали. Чем сейчас отличается движение «Захватим вместе…»? Тем же, чем у нас отличается движение против Путина, — полным отсутствием согласованного конструктива. «Захватим вместе». Захватили. Что дальше?

ЛГ: Что?

АШ: Мы не любим капитализм. Вопрос: чем заменить? И тут все дают разные ответы. А большинство вообще не дает никакого. Даже Саркози готов влиться в эти ряды с криками: «Я не люблю финансовый капитализм, я люблю капитализм производственный». Производственный капитализм не может работать без финансового. Это единая система. Чем вы замените Уолл-стрит? Советским Союзом? Тогда каким? Брежневским? Сталинским? Нет конструктива.

ЛГ: Я могу продолжить. Владимир Владимирович говорит: «Ребята, я готов к переговорам. Но вы мне что-нибудь предложите. Вы назначьте главного. Выберите. И предложите, что хотите».

АШ: И вот это самое страшное. Мы назначим главного. И этим главным наверняка окажется какой-нибудь либеральный экономист из бывших друзей Путина (на том или ином этапе). И они вместе будут делать то, что делают сейчас, то есть завинчивать финансовые гайки, чтобы население оставалось нищим. Население остается нищим, и вы не можете выйти из кризиса. Но, слава Богу, от нашей страны, периферийной в этом плане, немного зависит. А сценарии, которые прорабатываются сейчас в центре миросистемы, не всегда могут нас обрадовать. Например, они могут от нас отгородиться, кидать нам через забор какие-нибудь айпеды, но переходить на другие энергоносители, заниматься не распиаренными нанотехнологиями, которые в известном смысле являются приар-проектом, а робототехникой.

ЛГ: Что они и делают.

АШ: А это вообще принципиально иное состояние общества, в том числе и этических норм. Поэтому, кстати говоря, эту тему с новой силой начинает осваивать кинематограф. Возьмите, к примеру, фильм «Я, робот». Это же делается не случайно. Это внимание к этой проблеме. Это предвидение ситуации, когда наша нефть им будет не нужна.

ЛГ: И наш газ.

АШ: И наши мозги. С той системой образования, которая сейчас создается, мозги скоро перестанут быть нашим ресурсом, к сожалению. А что нужно? Откачают нефть, откачают и оставшиеся мозги. То есть мир будет перестраиваться. Кардинальным образом, принципиальным образом. И что мы как простые граждане, опираясь на опыт Великой депрессии, можем здесь предложить?

ЛГ: У нас осталась буквально минута до окончания первой части.

АШ: На что я хочу обратить внимание. Социальное государство рузвельтовской поры: рузвельтовская модель, гитлеровская модель, сталинская модель, шведская модель. Одна система — и настолько разные варианты. Сейчас идет такая же борьба альтернатив. Либо тоталитарное постиндустриальное общество, где «старший брат» смотрит на тебя из миллионов камер и управляет твоими мозгами, либо усиление гражданского общества и сетевая самоорганизация людей, людей креативных, которые сочетают творческие и трудовые навыки, то есть преодоление отчуждения человека от того, что он делает. И это сейчас возможно благодаря тем же новым технологиям. Вот за это мы можем выступать, и эта программа может быть прописана гораздо подробнее. Но наша минута кончается.

ЛГ: Да, это правда. Но для того чтобы совсем закончить первую часть нашей беседы, я задам еще один вопрос. Во всех этих системах какое главное слово? «Эффективность»?

АШ: Нет. Во всех этих системах главное слово «самоуправление». Сейчас человек может сам принимать решения, но за него пытается решать небольшая каста, которая манипулирует. Это борьба.

ЛГ: Понятно. На этом мы и закончим первую часть. А во второй части поговорим о том, что нам ждать от нашей страны. Где мы будем? Куда мы двинемся? Зачем? Все это во второй части.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости