На главную

Доллар = 63,39

Евро = 68,24

9 декабря 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Почему московские органы опеки отправляют детей в приюты вместо помощи опекунам сирот

Комментирует Людмила Алексеева,

председатель Московской Хельсинкской группы

Ребенка вернули домой под давлением прессы

Громкая история москвича Бориса Сенюшкина, у которого органы опеки отняли внука, благополучно разрешилась — ребенка вернули деду. Но вопрос о том, почему изъятие детей-сирот у родственников и помещение их приюты становится нормой, остается открытым.
Ребенка вернули домой под давлением прессы 17 октября 2011
Органы опеки Москвы попытались отнять девятилетнего внука Диму у 79-летнего москвича Бориса Сенюшкина. Зачем понадобилось сотрудникам органов опеки забирать ребенка от ворот школы без предупреждения — до сих пор неизвестно. Впрочем, непонятным остается и то, почему выбор чиновников пал именно на эту семью, где ребенок одет-обут, любим и хорошо учится в школе. Судя по всему, благополучный финал — ребенка вернули домой, и выходные он провел в привычной домашней обстановке — стал возможным исключительно благодаря общественному резонансу и давлению прессы. Но объяснений от чиновников так и не последовало.

Формальным поводом для развития этой семейной трагедии послужила смерть бабушки мальчика, которая была его официальным опекуном. Стоит отметить, что дедушка с бабушкой воспитывали внука практически с первых дней его жизни — родители ребенка злоупотребляли алкоголем. В итоге мать пропала без вести, а отец умер два года назад.

После смерти супруги Борис Сенюшкин оформил временную опеку над Димой, но оформить постоянную ему не позволили, сославшись на пожилой возраст, который, по мнению районных органов опеки, помешает воспитанию ребенка.

Вскоре после такого решения чиновников мальчик оказался в приюте. Причем забрали его не из дома, а прямо от ворот школы.

Дедушка, пытаясь вернуть внука, дошел до прокурора, который посоветовал ему обратиться в суд. Пенсионер рассказал свою историю журналистам: «Мне очень мало надо. У меня все есть! Вся одежда! Я могу все деньги тратить только на продукты. Нам с Димой этого хватает. Еще на сладости Диме хватает! И на игрушки!» Жилищных проблем у пенсионера нет — у него трехкомнатная квартира.

Мальчик учится на одни пятерки, дед обучает его английскому языку и водит в бассейн. За три года пенсионер не пропустил ни одного родительского собрания. Однако все эти факты не помешали чиновникам изъять ребенка. Из этого следует, что ни нормальное материальное положение, ни отличная успеваемость, ни каждодневная забота не являются для чиновников критериями благополучной жизни детей.

Вскоре после того, как история стала активно обсуждаться в прессе, руководитель столичного департамента семейной и молодежной политики Людмила Гусева заявила о поспешности решения изъятия ребенка из семьи, отметив, что оно требует пересмотра. Однако об ответственности органов опеки за стресс, который пришлось пережить мальчику и его пожилому деду, никто не говорит.

К резонансному делу подключился детский омбудсмен России Павел Астахов. Мальчику подобрали трех возможных опекунов из числа ближайших родственников. «Так и надо было поступить изначально. Не надо было забирать в приют, тем более оснований для помещения в приют вообще нет. Мальчик — из семьи, статус его понятен», — заявил Астахов.

В пятницу стало известно о том, что в муниципалитете дали разрешение на возвращение мальчика дедушке. Борис Сенюшкин забрал внука домой.

Председатель Московской Хельсинкской группы, известная правозащитница Людмила Алексеева, услышав о такой семейной трагедии, была крайне возмущена. Она напомнила, что в России есть множество семей, где родители пьют, но детей органы опеки забирать не торопятся.

В интервью «Особой букве» Алексеева сказала, что «первоначальное решение органов опеки об изъятии ребенка из семьи может быть продиктовано нежеланием подумать о ребенке, а также равнодушии, граничащем с жестокостью».

Правозащитник убеждена, что только возраст опекуна не может быть поводом для лишения родственников права заботиться и воспитывать ребенка.

 

Материал подготовили: Татьяна Рязанова, Мария Пономарева

Комментарии
Michael
У моей жены так же изъяли дочь от первого брака со школы и поместили в больницу затем в приют. Ребёнка не отдавали мотивируя тем, что они возбудили уголовное дело за побои (жена дала ремнем по заднему месту своей дочери за поведение). Только что состоялся суд, жене (как неработающей матери-одиночке по отношению к 1му ребёнку выписали штраф 7 тысяч рублей, наверное я как единственный работающий должен оплатить) . Спросил судью когда же можно забрать ребёнка с приюта, на что судья ответила, что она не изымала ребёнка из семьи и не лишала родительских прав мою жену. Вот такая у нас страна, ребёнок полгода как изъят, а на основании чего и как совсем неясно.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости