На главную

Доллар = 63,86

Евро = 71,58

25 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Адвокат, ставший свидетелем обвинения, жалуется в суд

Комментируют Алексей Галаганов, Андрей Тарасов, Юрий Шмидт

Защищаю, обвиняю, жалуюсь

Громкий скандал в адвокатском сообществе: экс-адвокат Олег Губинский, разжалованный за разглашение адвокатской тайны, подал в суд на областную Адвокатскую палату, лишившую его статуса.
Защищаю, обвиняю, жалуюсь 1 сентября 2011
В конце июня Совет Адвокатской палаты Московской области вынес решение о лишении Олега Губинского статуса адвоката, признав грубейшими допущенные им нарушения законодательства и кодекса профессиональной этики. Согласно заключению квалификационной комиссии АПМО, Губинский нарушил и разгласил адвокатскую тайну, выступив свидетелем обвинения против своих бывших клиентов. Законодательством РФ, в том числе Конституцией, предусмотрено, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием им юридической помощи.

 

Согласно дисциплинарной статистике Федеральной палаты адвокатов, в среднем за год в России профессионального статуса лишается свыше 400 адвокатов. Из них за действия или бездействие защитника по назначению в уголовном производстве — около 10 человек, за ненадлежащее исполнение обязательств перед доверителями — около 100, чуть меньше — за нарушение адвокатской этики, и около 200—300 — за неисполнение решений органов адвокатской палаты. Всего к дисциплинарной ответственности в год привлекается порядка двух-трех тыс. адвокатов.

Олег Губинский сотрудничал с ЗАО «Ведомство» с 2003 года по соглашениям об оказании помощи. Он неофициально возглавил юридический отдел компании. Имея полный доступ к коммерческой информации, Губинский лично разрабатывал детали планируемых сделок и защищал сотрудников ЗАО в судах. Таким образом, сведения, ставшие ему известными, являлись адвокатской тайной, срок хранения которой, согласно законодательству, по времени не ограничен, и освободить от исполнения данного обязательства адвоката может только его доверитель.

Не разрывая отношений с ЗАО «Ведомство», Губинский со временем стал работать на конкурентов, пытавшихся осуществить рейдерский захват принадлежавших компании активов. С этой целью атакующей стороной были инициированы ряд гражданских и уголовных дел, по которым Олег Губинский в интересах конкурентов свидетельствовал против сотрудников ЗАО «Ведомство», тем самым нарушив адвокатскую тайну. В результате этих показаний его доверители были привлечены в качестве обвиняемых.

Раменский районный суд Московской области в вынесенном по делу бывших клиентов Губинского решении признал, что адвокату было выгодно оболгать подсудимого, выступая на процессе в качестве свидетеля обвинения.

Кроме того, в ходе совершения одной дорогостоящей сделки, часть акций адвокат оформил номинально на себя, что впоследствии позволило ему их похитить путем подмены сведений в реестре. Данные факты отражены в одном из уголовных дел, но, несмотря на отдельное указание Генпрокуратуры, расследование в отношении Губинского тормозится его покровителями.

Поведение Олега Губинского вызвало широкое возмущение адвокатского сообщества, так как оно бросило тень на профессию в целом. Опрошенные «Особой буквой» эксперты разъясняют, почему этот случай является беспрецедентным, как работает дисциплинарный надзор в адвокатской среде и могут ли показания защитника против своего клиента использоваться следствием и судом.

Алексей Галаганов, вице-президент Федеральной палаты адвокатов РФ, президент Адвокатской палаты Московской области

В зависимости от совершенного проступка адвокату может быть сделано замечание или выговор, самой жесткой мерой наказания является исключение его из адвокатского сообщества. Сначала решает данный вопрос квалификационная комиссия, а потом уже совет адвокатской палаты с учетом тяжести проступка.

В свое время по российскому законодательству если исключали адвоката из сообщества, то он уже не мог в будущем вернуться в профессию. Сейчас же можно практически через год подать документы в квалификационную комиссию и поставить вопрос о том, чтобы вновь получить статус адвоката.

Что касается Олега Губинского, то примененная к нему дисциплинарная мера совершенно адекватна его проступку. Предательство клиента — это самое страшное, что может совершить адвокат, поскольку адвокатская тайна почти то же самое, что исповедь перед священником. У нас есть кодекс профессиональной этики, который об этом говорит, есть положение, принятое федеральной палатой о соблюдении тайны.

Андрей Тарасов, адвокат, член Квалификационной комиссии Адвокатской палаты города Москвы

Статья 8 закона «Об адвокатуре» говорит о том, что адвокатская тайна во времени и в пространстве ограничивается тем, что освободить от нее может только сам клиент и больше никто. Поэтому даже если через 100 лет адвокат огласит те сведения, которые ему стали известны при оказании правовой помощи, он должен быть лишен статуса.

Поэтому случай с Губинским абсолютно дикий. Требование соблюдения адвокатской тайны — это то, на чем зиждется адвокатская профессия. Получается, что человеку невозможно искать защиты. Особенно это касается уголовных дел. Ведь человек приходит к другому человеку, который говорит: «Да, я готов защищать ваши интересы», а на самом деле он его предает и выдает те сведения, которые могут быть использованы против обратившегося за помощью. В Адвокатской палате города Москвы таких случаев не было за последние десять лет, а если бы были, адвокат был бы обязательно лишен статуса.

Безусловно, показания, данные адвокатом против своего доверителя, — это недопустимые доказательства, так как они получены с нарушением требований законодательства. Но нынешняя редакция Уголовно-процессуального кодекса написана таким иезуитским языком, что позволяет правоохранительным органам трактовать кодекс так, как они того хотят.

Юрий Шмидт, адвокат

Свидетельства адвоката против своего клиента не могут быть приняты судом и следствием. Ссылки на нормативные акты, из которых это вытекает, приведены в решении Адвокатской палаты, лишившей Губинского статуса.

Но, к сожалению, в нашей правоохранительной и судебной системе такие показания в качестве доказательств все-таки используются. Скажу больше, данная практика имеет массовый характер.

Человеку, считающему себя пострадавшим от недобросовестных действий адвоката, могу рекомендовать обращаться в региональную адвокатскую палату, а при несогласии с ее решением — в суд.

 

Материал подготовили: Елена Боровская, Роман Попков, Елена Славолюбова, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости