На главную

Доллар = 63,71

Евро = 70,75

8 декабря 2019

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

О чем нам говорят события в Сагре. Причины катастрофы «Булгарии». Скандал с Мердоком

Алексей КОНДАУРОВ,

генерал-майор КГБ в отставке

Единственное, что еще работает в нашей стране, — это коррупционная вертикаль

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько
Единственное, что еще работает в нашей стране, — это коррупционная вертикаль 10 августа 2011
Сагра, криминальный беспредел, трагедия с «Булгарией» — это все звенья одной цепи. Наше государство не функционирует. При громадном количестве контролирующих органов никакого контроля фактически нет, а если и есть, то он легко покупается. Никто ни с кого ни за что не спрашивает, что порождает всеобщую безответственность. Вместо оптимальных управленческих решений принимаются коррупционно обусловленные. Власть в принципе не способна выполнять те функции, которые она на себя взяла. Созданную ею вертикаль разъела коррупция, поэтому она вот-вот рухнет.

Отрезвит ли российские СМИ скандал с Мердоком?

ЛГ: Андрей Колесников, известный вам автор, пишет в «Газете.Ru» по поводу скандала вокруг Руперта Мердока: «Мы все следим за этим скандалом с равнодушной снисходительностью ко всему привычному бывалого русского человека, как если бы нас всех — авторов текстов и «читателей газет, глотателей пустот» — происходящее и вовсе не касалось. Но касается, и напрямую».

Дальше Андрей Колесников объясняет, как это нас касается напрямую. Он приводит портрет английского обывателя из эссе Джорджа Оруэлла «Упадок английского убийства»: «Полдень воскресенья... Жена уже дремлет в кресле, а дети отправлены на прекрасную длинную прогулку. Вы располагаетесь на диване с ногами, водружаете на нос очки и открываете News of the World. Ростбиф и йоркширский пудинг или запеченная свинина с яблочным соусом, за которыми последовал пудинг на сале и — для полного счастья — чашка медно-коричневого чаю, погружают вас в благостное расположение духа. Ваша трубка сладко дымится, диванные подушки приятны, мягко падает свет, воздух теплый и неподвижный. О чем бы вы предпочли прочесть в столь блаженных обстоятельствах? Естественно, об убийстве. Поскольку как-то надо все переварить».

«Это портрет английского обывателя, типичного представителя британского среднего класса, добившегося определенной степени материального благополучия и исповедующего соответствующий стиль жизни. Его вкусы таковы, каковы они могут быть у обывателя, — желтая пресса, скандал, убийство, но какое-нибудь убийство попроще, неутомительное». Это и портрет российского современного обывателя. «Такого обывателя, — пишет Андрей Колесников, — невозможно было бы заинтересовать утечками типа Pentagon Papers» или тем, что делает какой-нибудь WikiLeaks. А вот то, что делал Мердок, обыватель глотал, в том числе и какие-то серьезные вещи.

Теперь на Мердока наехали, говоря нашим языком. Теперь его все ругают. Ругают журналистов. Ах, они такие-сякие. Они полицейских подкупали, еще что-то делали, подслушивали, подглядывали. Понятно, с английской действительностью это все как-то не стыкуется. Мы-то какое отношение к этому имеем? Хотя, мне кажется, мы работаем точно так же. В смысле — у нас в стране.

АК: Ну не знаю. Вам виднее.

ЛГ: Тут есть несколько... С точки зрения потребителя информации — какая ему разница, как она добыта?

АК: С точки зрения потребителя информации, разницы никакой нет.

ЛГ: А это же все на потребителя информации, весь этот скандал.

АК: Согласен. Но информация информации рознь. И меня как потребителя та информация, которую они пытались получить по жертвам 11 сентября…

ЛГ: Прослушивать телефон...

АК: Меня как потребителя от такой информации…

ЛГ: …Корежит.

АК: Корежит. Она меня не интересует. Мне неинтересно подсматривать в замочные скважины. Я опять-таки о себе.

ЛГ: А другим, кстати, очень интересно.

АК: Может быть. Поэтому мне трудно сказать. Поэтому в этом случае я на стороне закона. Я считаю, что даже если это конкурентная борьба — на то она и конкурентная борьба, чтобы привлекать закон на свою сторону. Но закон, а не полицейскую дубинку. Я считаю, что общественная мораль (я не знаю, что там лежит под…) от этого скандала только выиграла. Я считаю, консервативное английское общество тем и ценно, что общественная мораль, пусть лицемерная, там все-таки существует. Понимаете? Я не знаю, какая возня происходила под ковром, чтобы этот скандал выплыл наружу. Но для меня важно, что тому же обывателю показали: закон существует для всех. Арестовали эту мадам. Правда, ее выпустили.

ЛГ: Но она-то, может, вообще ни при чем. Попала под это дело.

АК: Как ни при чем? Она возглавляла. Мердок приехал, начал улаживать...

ЛГ: То есть в Великобритании тоже…

АК: Тоже. Провалилась сделка. Вернусь к обсуждавшемуся раньше вопросу о часах. Мы с вами знаем десятки премьер-министров и президентов, которые носят дешевые часы. Они себе такое не могут позволить. Иначе им пришлось бы оправдываться перед обществом.

ЛГ: От этого на самом деле зависит их положение.

АК: Правильно. Об этом я и говорю. Поэтому я и считаю, что от этого скандала общественная мораль выиграла, кто бы там что ни говорил. Меня не интересуют финансовые и имиджевые потери господина Мердока.

ЛГ: Он справится.

АК: Он справится. Можно строить сколько угодно предположений, что послужило толчком к расследованию, какие вещи там подспудно происходили. В данной ситуации это не очень важно.

ЛГ: Смотрите, Алексей Петрович, что пишет Алексей Колесников: «Казус Мердока необычно важный, хотя вряд ли для наших СМИ, да и не только наших, окажется отрезвляющим. Оказывается, в сфере медиа бизнес должен быть нравственным, иначе он становится убыточным». Да?

АК: Абсолютно согласен.

ЛГ: Дальше: «Если ты печатаешь прослушки, непроверенные сенсации, заказуху, исходящую от органов власти и заменяющую рекламу, это рано или поздно бьет по бизнесу».

АК: Абсолютно согласен. Под каждым словом подпишусь.

ЛГ: С другой стороны, эти же журналисты боролись с коррупцией, когда прослушивали, подслушивали всякие нехорошие вещи, исходящие от парламентариев, в том числе английских, а потом знакомили с ними общественное мнение. У нас же…

АК: Я считаю, журналист — это не спецслужба.

ЛГ: А журналистские расследования?

АК: Журналистские расследования — пожалуйста. В рамках закона. И в рамках закона о СМИ. А всем кажется... И чиновнику кажется, что он не может решить какие-то важные для государства и для общества задачи в рамках закона.

ЛГ: Смотрите, открываем любую газету: как сообщает источник в Государственной думе, как сообщает источник в МВД… Источник не называется.

АК: Источник — это не значит, что прослушивание…

ЛГ: Конечно, нет. Но деньги он вполне мог получить. Чтобы первым донести информацию...

АК: Понимаете, это наши с вами предположения. Лучше бы это все делалось честно. Я вам расскажу эпизод из своей депутатской практики — как было дело, допустим, с китайской контрабандой. Ко мне пришли правозащитники (назовем их так) и говорят: «Алексей Петрович, хотят похоронить дело о китайской контрабанде». Я говорю: «Не дадим похоронить». И начал писать депутатские запросы. А потом, когда запросы не помогли, я говорю этим правозащитникам: «Лимит моих возможностей исчерпан, отправляйте в средства массовой информации». Они отправили в средства массовой информации совершенно чистый материал. Честные люди, которые, кстати, сидели в МВД, — они почувствовали, что тему хотят похоронить, и отдали ее правозащитникам. И никто никому никаких денег не давал.

Уверяю вас, и в правоохранительных структурах, в прокуратуре, и в судах честных людей предостаточно. Они должны чувствовать, что их честность востребована обществом. Когда они этого не чувствуют, они никак себя не проявляют и подстраиваются под эту коррупционную систему. Общество, в том числе и средства массовой информации, должно давать им понять, что их честность нужна, что она востребована — а сегодня как никогда. Поэтому я абсолютно согласен с Андреем Колесниковым. Просто в десятку. Я имею в виду концовку. Я всю статью не читал.

ЛГ: Я еще повторю начало концовки: «Казус Мердока необычно важный, хотя вряд ли для наших СМИ, да и не только наших, окажется отрезвляющим».

АК: У нас разные СМИ есть.

ЛГ: Понимаете, это, так сказать, задача — донести информацию первым. Я первый. Поэтому любые средства хороши. К сожалению.

АК: Мое глубокое убеждение, что для нас, для страны, для России, у которой очень много проблем, в том числе и коррупционных, сегодня как нельзя важны нравственная позиция и личная внутренняя порядочность — журналиста ли, президента ли, премьера ли. Я не идеалист. Но я глубоко убежден, что сегодня в нашем обществе как никогда востребована нравственная позиция. И если мы, общество в целом, этого не поймем, то ни с чем не справимся. С проблемами страны мы не справимся.

ЛГ: Помните, что сказал премьер-министр, когда его спросили, каким должен быть президент?

АК: Он сказал, что, на его взгляд, основное качество президента — это личная порядочность.

ЛГ: То есть то самое, о чем мы и говорим. Кто будет лично порядочным, тот и будет президентом. Народным.

АК: Это наше с вами желание. Даже не интерпретация.

ЛГ: Значит, с этим самым желанием мы вас, дорогие друзья, и оставляем. Алексей Петрович Кондауров, член президиума Национальной ассамблеи, был у нас сегодня в гостях. Спасибо. До встречи.

АК: Спасибо вам.

 

Материал подготовили: Лев Гулько, Мария Пономарева, Алексей Козин, Дарья Шевченко, Виктория Романова, Ольга Азаревич, Лидия Галкина, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости