На главную

Доллар = 65,61

Евро = 72,83

23 августа 2019

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Концепция мультикультурности. Памятники в частные руки. Всемирный русскоязычный телеканал

Григорий ИВЛИЕВ,

председатель Комитета по культуре Государственной думы

Российские ТВ-страшилки пойдут на экспорт?

Еженедельная передача «RESET.ПЕРЕЗАГРУЗКА». Ведущий — обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Лев Гулько.
Российские ТВ-страшилки пойдут на экспорт? 13 апреля 2011
На западных телеканалах не найдешь такого количества жестокости, насилия и грязи, какое выплескивает на нашу голову отечественное телевидение. Отказавшись от «лакировки действительности», телевизионщики шарахнулись в другую сторону и потчуют зрителя одними «страшилками». Возможно, поэтому наши соотечественники за рубежом если и смотрят русскоязычные каналы, то преимущественно развлекательные.

Памятники в частные руки

ЛГ: Мы продолжаем наш разговор. Римский Колизей передан частному предпринимателю на 15 лет. Правительство Сильвио Берлускони намеревалось реставрировать памятник еще в прошлом году, но из-за кризиса не сумело отыскать на это средства. Теперь им займется Диего делла Валле, владелец обувного бренда Tod's и футбольного клуба «Фиорентина». Он был не единственным претендентом на ремонт Колизея. Свои услуги предлагал японец Юзу Яхи, компания которого занимается импортом итальянских тканей и одежды. Однако Берлускони предпочел соотечественника. Тоже итальянец.

ГИ: Коллега.

ЛГ: Японскому бизнесмену в качестве утешительного приза предоставили право на реконструкцию пирамиды Цестия — древнеримского мавзолея, нуждающегося в очистке мрамора от микроорганизмов, укреплении фундамента и других важных работах. Не просто так — тоже может помочь. Уже известно, что реконструкция Колизея обойдется в 25 млн евро. При этом, как пишут «Деньги», согласно условиям контракта, ремонт должен продолжаться не более двух-трех лет. Не надо затягивать. Пока неизвестно, будут ли в это время пускать на территорию туристов. Нужно будет очистить стены, обновить ограду, и так далее, и тому подобное. За это делла Валле получит уникальное право на использование изображения Колизея в коммерческих целях (потому что он вложит 25 млн евро), а также право на товарный знак «Друзья Колизея» и возможность разместить над входами амфитеатра логотип Tod's. У нас тоже Дом на набережной, а над ним «Мерседес» — знак «Мерседеса». В принципе похожая штука. Хорошее начинание. Вроде хорошее, с одной стороны. Ну нет у государства денег на хорошую реставрацию таких серьезных памятников!

ГИ: Первое, что цепляет, — это то, что речь идет о национальной святыне. И национальную святыню отдают на реставрацию. Если бы это был какой-то второстепенный памятник или здание, не имеющее такого национального значения, то тогда…

ЛГ: Это мировой памятник.

ГИ: Это мировой памятник. И он отдается.

ЛГ: И не боятся.

ГИ: И первое желание — возразить. Но это, наверное, оттого, что мы знаем наши российские условия. А если мы обратимся к итальянскому опыту сохранения памятников, то увидим, что в Италии уже десятки лет существует система, когда частное лицо выполняет требования государства по сохранению памятников в полном объеме. Причем это памятники значительные. Памятники, к которым предъявляются высокие требования. Памятники, в которые вкладывается много денег. И итальянцы это делают. Создана система охраны памятников с участием всего общества, с участием частных лиц. Поэтому, когда итальянцы передают такую национальную святыню частному лицу, мне понятно, почему это сделано. Другой вопрос, возможно ли такое в нашей стране. Мы только в начале пути. Мы же только с 1 января 2008 года отменили мораторий на приватизацию памятников. И частным лицам пока передали незначительное количество.

ЛГ: Много этих частных лиц?

ГИ: Немного.

ЛГ: Есть какая-то статистика?

ГИ: Ну, таким частным для государства является церковь, которой мы доверяем восстановление памятников. Мы же передаем церкви.

ЛГ: А на каких условиях все это передается? Человек может усадьбу Волконских взять в частное пользование, отреставрировать — и закрыть. И все, до свидания. Никто ее не увидит.

ГИ: Совершенно верно. Принципиален вопрос: на каких условиях? А условий несколько. И наиболее важное из них — это принятие на себя обязательств по сохранению, по реставрации этого объекта. Вот этот самый футбольный фанат взял на себя обязательства…

ЛГ: Владелец клуба.

ГИ: Владелец клуба. И у меня есть уверенность в том, что он их выполнит. Потому что он знает, что есть надзор. За этим стоит все итальянское общество. И он все условия выполнит.

ЛГ: И если не выполнит, то ему так по башке дадут...

ГИ: А у нас, к сожалению, есть такие случаи, когда мы передаем какую-нибудь усадьбу Ростопчина, а она стоит годами, и никто ее не восстанавливает.

ЛГ: А что, обратно нельзя?

ГИ: Второе условие — должен быть ясный и понятный порядок изъятия, порядок расторжения такого рода договоров. У нас в принципе такой институт есть — принудительное возмездное изъятие памятника. Но это очень неэффективный механизм. Мы сейчас подготовили ко второму чтению законопроект, который будем пытаться принять 22 апреля, где более ясно и понятно прописали жесткие требования к сохранению памятника частным, точнее, любым собственником, в том числе государством, и процедуру его принудительного возмездного изъятия. Сейчас, по нашему законодательству, изъять памятник можно, когда он разрушается собственником. Но почему мы должны ждать, когда памятник разрушится?

ЛГ: Стенка одна останется.

ГИ: Не выполнил требований, течет крыша — все, надо забирать памятник. Потому что если мы его не заберем, то завтра он развалится.

ЛГ: То есть, как я понимаю, сейчас это невозможно сделать?

ГИ: Можно, но это очень сложная процедура — через суд. Это занимает месяцы и годы. Вот московское правительство провело несколько процессов, которые еще в большей степени убедили нас в том, что эта процедура должна быть более жесткой и более простой.

ЛГ: А будет ли в этом законе прописана все та же вечная тема: реставрация и реконструкция? Потому что под предлогом реставрации можно взять и сделать из памятника новодел со стенкой...

ГИ: Мы провели длительную дискуссию по этому поводу. И сейчас снова подтвердили концепцию этого закона в редакции 2002 года. У нас, в нашем законе «Об охране объектов культурного наследия», будет слово «приспособление», а не «реконструкция», как в Градостроительном кодексе. Когда речь будет вестись о реставрации памятника, мы будем использовать термин «приспособление к современному использованию», а не «реконструкция». Такая принципиальная позиция позволяет исходить из интересов памятника.

То есть мы его не просто реконструируем в соответствии с неким проектом, интересами какого-то архитектора или государственного деятеля либо даже требованиями общественности — мы его реставрируем и приспосабливаем к современному использованию исходя из значения самого памятника, из его характера, из его содержания. Это принципиальная вещь.

И нам в нашем законопроекте удалось найти такое сочетание, когда будут соблюдены градостроительные требования по реконструкции и в то же время памятники будут именно реставрироваться и приспосабливаться к современному использованию.

ЛГ: Будем надеяться, что закон обретет силу. И будет действовать.

ГИ: У нас будет закон. Надо наработать применительную практику, такую как в Италии, или хотя бы похожую на нее. Надо предоставить льготы собственнику. Потому что за этой передачей скрывается еще один момент. Этому собственнику будут предоставлены не только рекламные льготы, но и льготы в виде освобождения его работ от налогообложения. Все реставрационные работы, которые он проведет, не будут облагаться налогом.

И эту норму мы хотим включить в закон в полном объеме. Она должна касаться не каких-то отдельных видов работ, но охватывать весь цикл: от проекта и до дальнейшего сохранения. Если этой льготы нет, нет и экономической заинтересованности. Он хороший бизнесмен, он просчитал. У него есть экономический интерес. Он знает, как он получит деньги на реставрацию, как их потом «отобьет» обратно и как дальше будет их вкладывать. Но это возможно только при наличии механизма льготного налогообложения ремонтно-реставрационных работ.

ЛГ: Давайте подождем вашего закона. И, может, в налоговой системе что-то подправится.

ГИ: Нет, давайте не будем ждать. Надо поддержать наш законопроект. Чтобы он вступил в силу со всеми этими компенсациями собственнику, который там просто необходим.

ЛГ: Согласен с вами. Вторая наша часть заканчивается. Третья часть у нас сегодня тоже посвящена культуре. Это телевидение как часть культуры, причем телевидение, которое будет вещать для наших соотечественников за рубежом.

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости