На главную

Доллар = 63,69

Евро = 71,64

28 сентября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Преступление без наказания

Виктор ЦВЕТКОВ,

«Особая буква»

ЛОБОВОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ ОБЩЕСТВА И ВЛАСТИ

Следствие по делу о ДТП на Ленинском проспекте пришло к выводу, что в гибели двух женщин вице-президент ЛУКОЙЛа не виноват. Хотя факты и показания свидетелей говорят об обратном.
ЛОБОВОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ ОБЩЕСТВА И ВЛАСТИ 9 сентября 2010
Когда выясняют отношения, казалось бы, равные по Конституции граждане, прав всегда оказывается тот, у кого больше прав. К сожалению, трагедия на Ленинском проспекте, приведшая к гибели двух женщин, исключением не стала.
Когда история об аварии на Ленинском проспекте только набирала обороты, журналисты вспомнили о столкновении еще одной лукойловской машины с автомобилем гражданина Зевакина в Калининградской области в 1996 году. Тогда обошлось без жертв, но Юрий Зевакин в аварии получил многочисленные ушибы и грыжу позвоночника. Его признали виновным в ДТП и отказались компенсировать ущерб. СМИ обратили внимание, что в документе об отказе стояла подпись все того же вице-президента ЛУКОЙЛа Анатолия Баркова. Только спустя десять лет Юрию Зевакину удалось доказать, что вина в этом злополучном столкновении была обоюдной.

Хотелось ошибиться! Хотелось верить, что жесткие правила нашей жизни действуют не всегда. С самого первого дня, когда только произошла авария на Ленинском проспекте, думалось, что без эмоций, спокойно, на выдохе те, кому следует, разберут факты, проверят их, перепроверят и расскажут, как оно было на самом деле. Но что примечательно: с самого первого дня — фактически заранее — пошла волна возмущения граждан: люди протестовали, возмущались, еще не зная результатов расследования, но уже догадываясь, какими они будут.

Следствие завершено, дело закрыто, а результат его ровно такой, какой и ожидался, — виновата водитель Citroen, вины водителя вице-президента ЛУКОЙЛа не выявлено.

ДТП на Ленинском произошло 25 февраля. Mercedes S500, принадлежащий компании ЛУКОЙЛ, и Citroen, за рулем которого находилась 35-летняя Ольга Александрина, столкнулись лоб в лоб. Александрина скончалась на месте, а спустя несколько часов в реанимации умерла ее коллега, оказавшаяся в той же машине, — заслуженный врач России Вера Сидельникова. В Mercedes пострадал только вице-президент ЛУКОЙЛа Анатолий Барков, которого доставили в частную клинику с травмой ноги. Его водителю и охраннику медицинская помощь не понадобилась.

Буквально через несколько минут после аварии в эфирах многих радиостанций начали звучать голоса свидетелей, которые утверждали, что Mercedes пытался объехать пробку по встречной полосе и спровоцировал ДТП. Инспектор ГИБДД, который был на месте происшествия, сразу же заявил СМИ, что, скорее всего, виновата водитель Citroen. С этого и началась череда противоречий, разобраться в которой сложно и по сей день.

Анатолий Барков и его водитель обвинения в свой адрес отвергали, блогеры и представители общественных организаций пытались доказать, что дело пытаются «замять». Ольга Александрина и Вера Сидельникова, само собой, ничего рассказать уже не могли. Свидетели давали противоречивые показания, дело приобрело нешуточный общественный резонанс. В конце концов это привело к тому, что президент Дмитрий Медведев потребовал провести тщательное и объективное расследование.

Странностей было более чем достаточно: камер видеонаблюдения в этом районе хватало, а запись нашли только одну, на которой ничего не видно; свидетели сначала утверждали, что видели, как Mersedes выезжал на встречную полосу, а потом от своих показаний отказывались; адвокаты, которые представляли интересы семей погибших, постоянно рассказывали в прессе о многочисленных нарушениях, допущенных при оформлении дорожно-транспортного происшествия и в ходе следствия. И так далее, и тому подобное…

Спустя более чем полгода после трагедии начальник столичного ГУВД Владимир Колокольцев сам доложил журналистам о результатах расследования. «В условиях той дорожной ситуации автомобиль Citroen превысил скорость и попытался перестроиться с крайнего левого ряда в правый ряд, где находился другой автомобиль... Водитель Citroen вывернул руль, его стало заносить, он выехал на встречную полосу, и произошло лобовое столкновение. Вот конечный результат всей этой эпопеи», — подытожил Колокольцев.

Этот «конечный результат» оказался настолько очевидным и неочевидным одновременно, что, кроме саркастических комментариев, не вызвал в обществе никакой другой реакции. Пересудов меньше не стало, вопросы остались прежними, а выводы напрашиваются сами собой.

Впрочем, Колокольцев предложил всем, кто интересуется или в чем-то сомневается, самим ознакомиться с материалами расследования, выложенными на сайте ГУВД Москвы. К этому совету мы решили прислушаться.

Вот несколько выдержек из дела: «...В целях получения дополнительной информации об обстоятельствах ДТП органами следствия были проведены следующие следственные, оперативные и иные мероприятия:

— назначены психофизиологические исследования с применением технического средства «полиграф» трем свидетелям. Психофизиологическое исследование не проведено в связи с невозможностью получения ответов на поставленные вопросы путем применения технического средства «полиграф»;

— допрошена в качестве специалиста эксперт-криминалист ЭКЦ ГУВД (Экспертно-криминалистического центра. — Ред.) по городу Москве, которая пояснила, что нецелесообразно проведение психофизиологического исследования в связи с тем, что тестировать имеет смысл непосредственных участников ДТП, так как они могут скрывать детали преступления. Проверять свидетелей, которые не были непосредственными участниками, не имеет смысла, так как в их памяти событие отразилось с опозданием и оценить возникшие реакции будет очень трудно, в связи с чем велика вероятность неправильного вывода. Выводы исследования могут носить противоречивый характер, что не поможет расследованию, а может только запутать следствие. Кроме того, ДТП имело большой общественный резонанс, широко освещалось в средствах массовой информации, что могло отложиться в восприятии свидетелей и закрепить в них субъективную оценку произошедшего события...».

И ни слова о том, что участники аварии от исследований на «полиграфе» отказались. Адвокат водителя машины ЛУКОЙЛа Гари Мирзоян в апреле объяснял нежелание своего клиента проходить проверку на детекторе лжи следующими мотивами: «Это не более чем популистский ход, для того чтобы постараться в очередной раз представить в глазах общественности, какой монстр Барков, его водитель и компания, стоящая за ними. Мы знаем, что мы говорим правду. Убеждать общество? Только для этого пойти на полиграф? То есть если мы не пойдем, нам скажут: ой, смотрите, как они испугались. И только ради этого пройти проверку полиграфом, чтобы удовлетворить чьи-то амбиции? Мы на это не пойдем», — заявил адвокат.

Далее по тексту заключения о результатах расследования:

«… — направлен запрос в ЦТАУ ДТ (Центр телеавтоматического управления движением транспорта УГИБДД ГУВД. — Ред.) по городу Москве о наличии возможной видеосъемки момента ДТП камерами уличного наблюдения, установленными подразделениями ГИБДД ГУВД по городу Москве. Обнаруженная видеозапись скопирована на компакт-диск, изъята органами следствия и приобщена к материалам уголовного дела. Сам момент ДТП на данной записи не зафиксирован, так как обзорность видеокамеры в месте ДТП перекрывает информационный щит;

— с целью обнаружения иных видеозаписей момента ДТП направлены запросы в ФСО России (Федеральная служба охраны. — Ред.), ЗАО «Совзонд», Институт географии РАН, ГУ ГШ МО РФ (Генерального штаба Министерства обороны. — Ред.). В указанных организациях видеозапись ДТП отсутствует...»

И нет даже намека на то, почему во всех вышеперечисленных структурах эта запись «отсутствует». Для дела эта информация, может, и не имеет решающего значения, но если уж с обществом хотели объясниться до конца, то объяснялись бы.

Можно, конечно, много говорить, что общество было априори настроено против Анатолия Баркова лично и ЛУКОЙЛа в целом, но само расследование было окутано такой завесой не только тайны, но и противоречий, что подозрения в его объективности сами закрадывались в голову. А общество было уже подготовлено к такому повороту событий. Так уж у нас повелось, что, когда выясняют отношения равные по Конституции граждане, прав всегда оказывается тот, у кого больше прав. Эта трагедия исключением из данного правила не стала.

Заявление Анатолия Баркова о том, что он берется обеспечить будущее Нади Сидельниковой — двухлетней дочери погибшей Ольги Александриной, оставшейся сиротой, — в глазах общественности не выглядит благородным поступком. «Откупается, но не отмоется», — вот, пожалуй, самый распространенный комментарий к его инициативе оказать ей материальную поддержку из личных средств.

Кстати, пресс-конференция, на которой о результатах расследования доложил начальник ГУВД Москвы Владимир Колокольцев, имела название «Безопасность начинается с доверия». В этой связи трудно удержать от вопроса: «Вы уже чувствуете себя в безопасности?»

От редакции

Адвокат потерпевших Игорь Трунов уже обжаловал действия следователя, закрывшего дело о ДТП на Ленинском проспекте. «Мы подали жалобу в Тверской суд Москвы», — сообщил юрист, который в настоящее время представляет интересы семьи Ольги Александриной. Он пояснил, что просит суд обязать следствие ознакомить его со всеми материалами дела, чего вопреки закону сделано не было. Часть экспертов также подвергают сомнению профессионализм следствия.

Кроме того, не следует забывать, что дело вызвало повышенный интерес общественности, которое рассматривает его как важнейший прецедент. Прекращение его при весьма сомнительных обстоятельствах может быть интерпретировано как провозглашение лозунга «диктатуры денег над законом».

Аналитики полагают, что сегодня, когда продолжается модернизация судебной системы, а в Государственную думу уже внесен законопроект «О полиции», столь противоречивые результаты расследования могут привести к окончательной потере доверия общества ко всем государственным инициативам. ДТП на Ленинском проспекте стало не просто столкновением двух иномарок, а символом социального и правового неравенства в России.

Комментарии
tanya22807
поддерживаю пострадавшую сторону( «Ситроен»), молодцы что не отказываются от борьбы, с ужасом думаю, что так может попасть каждый из «простых» граждан- таким термином нас теперь называют, чтоб отличить от «непростых»
Абраксас
Чего-то медведёв и путин не выступают? Где грозные оклики, приказы разобраться? Чего заткнулись-то пожарный с товароведом? Близко вдарит?
Из их кагала тушка-то? Своя? Нужный человек. Это баб, да врачишек полно, а таких сдавать нельзя. Пидоры.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости