На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

1 октября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Некоммерческие организации

Игорь КАЛЯПИН,

председатель Межрегионального комитета против пыток (Нижний Новгород)

НА ЧТО УХОДЯТ ГРАНТЫ

Откровенный разговор о том, как финансируются правозащитные организации.
НА ЧТО УХОДЯТ ГРАНТЫ 25 июня 2010
В среднем штатные сотрудники нижегородского Комитета против пыток получают тысячу долларов в месяц в рублевом эквиваленте. Гораздо меньше, чем их коллеги-адвокаты.

Игорь Каляпин — о финансировании НКО, ч. 1

Павел Шипилин: Сегодня у нас в гостях Игорь Каляпин, председатель Межрегионального комитета против пыток. Он у нас уже не в первый раз. И сегодня тема нашего разговора — финансирование деятельности комитета. Игорь пообещал нам в прошлый раз, что он расскажет обо всем. Иногда это представляется большой тайной: откуда берутся деньги? Как? Из рук в руки? И вопрос первый: слышали ли вы слово «грантоед»?

Игорь Каляпин: Конечно.

ПШ: Применительно к себе? Когда негативный какой-то оттенок, вас так называют?

ИК: Мне в глаза ни разу это не высказывали, но применительно к цеху, к которому я принадлежу — к правозащитникам, — это говорят довольно часто. В том числе и при мне говорили.

ПШ: Обидно? Или вы просто чувствуете, что люди недопонимают — не до конца понимают, чем вы занимаетесь?

ИК: Я понимаю, что люди недопонимают. Более того, люди не обладают нужной информацией, чтобы допонимать. Но тем не менее обидно, если честно.

ПШ: У вас на сайте информация абсолютно открыта. Один из немногих сайтов правозащитных организаций, где это настолько подробно расписано. До копеек каких-то. Вас воспринимают как человека абсолютно честного? У себя по крайней мере, в Нижнем Новгороде?

ИК: Я полагаю, что и в Нижнем Новгороде воспринимают. И, что важно, в сообществе коллег, наверное, воспринимают как порядочного грантополучателя, скажем так, в полном смысле этого слова. Но тем не менее то, что мы — организация, которая получает очень неплохие деньги, вызывает у каких-то людей нездоровую зависть. И это тоже есть. Иногда какие-то упреки, что вот, мол, вы организация, которая получает сумасшедшие западные деньги, и большой вопрос, как вы их тратите.

ПШ: Но деньги действительно сумасшедшие. 700 тысяч евро — это миллион долларов вы получили. Это я на вашем сайте нашел.

ИК: Совершенно верно.

ПШ: Да, Европейская комиссия. 700 тысяч. Частный фонд Макартуров — он очень часто встречается у вас на сайте. 270 тысяч вы получили с 1 апреля по 31 марта. Посольство Нидерландов — 108 тысяч. Это свидетельство чего? Свидетельство, что вам доверяют? Как вы это расцениваете?

ИК: Я расцениваю это так: во-первых, мы достаточно эффективны. Во-вторых, мы достаточно щепетильны в вопросах отчетности. Потому что среди наших грантодателей нет ни одного, который бы не требовал очень подробного, очень формального (формального в хорошем смысле слова) финансового отчета.

ПШ: Они удовлетворяются вашими отчетами?

ИК: Как раз то, что дают деньги не один раз, а на протяжении нескольких периодов, — как это делает, например, фонд Макартуров, — говорит о том, что да, они нам достаточно доверяют.

ПШ: А как это происходит? От вас идет запрос, и вы рассказываете, на что вам нужны деньги? Или это с их стороны заказ?

ИК: Спасибо за вопрос. На самом деле очень многие люди, которые, скажем так, далеки от системы грантового финансирования, они себе представляют это именно так. Что какого-то человека куда-то вызывают и где-то под покровом ночи, Бог знает каких структур западных, ему говорят: «Давай, ты вот это сделаешь, и мы тебе, значит, бабок дадим». И тут же ему из одного мешка в другой отсыпают доллары или евро.

ПШ: А на самом деле?

ИК: На самом деле механизм достаточно прозрачный. Те фонды, которые вы перечислили: и Еврокомиссия, и фонд Макартуров — ежегодно вывешивают (иногда несколько раз в год) на своих сайтах объявления о том, что проводятся конкурсы. Объявляются приоритеты, которые в этом конкурсе будут участвовать, и все те организации, НКО.

Опять же, когда объявляется конкурс, то говорится, что это для общественных организаций, это конкурс для любых некоммерческих организаций. И так далее. Но всегда круг достаточно широкий. Никаких персональных приглашений там не бывает. Все организации имеют возможность в этом конкурсе поучаствовать.

И организация пишет проект на какую-то сумму. Опять же в тех пределах, которые обычно в условиях конкурса обозначены. Есть обязательные пункты, которые нужно в этой заявке отразить. Еще раз повторяю, все на сайте размещено. То есть правила написания этого проекта: какие пункты нужно отразить, на что нужно обратить особое внимание.

То есть создание этого проекта, безусловно, требует определенных умений. Но я думаю, что, если организация представляет себе, чем она собирается заниматься, если она достаточно четко представляет, для чего ей нужны деньги и как она собирается их потратить, то написать такой проект может любая начинающая организация.

Комментарии
  • Неизвестная персона
  • 29 июня 2010, 15:22
Это просто смешное интервью.Этот фуфел так и скажет,что под благовидными предлогами ведет подрывную деятельность в стране,Задачи естественно ставят те кто проплачивает,и согласно закону это делается официально,но под другой целью и вывеской.Точно так же Россия делает это в США,но только в меньших обьемах-денег пока маловато.
  • Fight for your Right
  • 9 августа 2010, 11:47
К предыдущему комментарию:
Вы видимо не обладаете достаточной информацией. Прежде чем рассуждать пообщайтесь с людьми которые там работают, посмотрите на людей потерпевших, строгую отчетность и реальный результат их работы! А потом вякайте про «подрывную деятельность».
Вот учинят над вами произвол в милиции и посмотрим куда вы пойдете.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости