На главную

Доллар = 63,39

Евро = 70,93

1 октября 2016

Общество

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Принудительное лечение

Как россияне попадают в психушку

Комментируют психиатр и правозащитник
Как россияне попадают в психушку 19 марта 2009

Вчера «Я» рассказала о ситуации вокруг известного оппозиционера Вадима Чарушева, помещенного в психиатрическую больницу на принудительное лечение (подробности можно узнать здесь). Его история вызвала широкий общественный резонанс, спровоцировав волну споров и дискуссий. Ряд правозащитников высказал мнение, что государство вновь возвращается к практике «карательной психиатрии» по политическим мотивам.

Мы решили обратиться к специалистам. Прежде всего, нас интересовало, является ли история Чарушева единичным случаем или ее можно считать примером давно обозначившейся тенденции.

Эдуард Федин, главный врач психиатрической больницы №7, старший научный сотрудник НИИ Общественного здоровья и управления здравоохранением имени И.М. Сеченова, юрист.

К нам уже поступали люди оппозиционных взглядов. Их привозили сотрудники милиции или ФСБ, потому что они ходили с плакатами и выкрикивали антиправительственные лозунги где-нибудь в Китай-городе или на Лубянке. На следующий день мы их выписывали. Такие прецеденты были. Но говорить, что это происходит постоянно, нельзя.

Процедура принудительного привлечения человека к психиатрическому лечению достаточно сложна. В законе о психиатрической помощи четко определены причины, по которым людей против их воли можно забрать в психиатрическую больницу. Их всего три: опасность для себя или для окружающих; возможность ухудшения состояния в случае неоказания медицинской помощи; беспомощное состояние. Другие симптомы — несогласие с мнением властей, оппозиционные высказывания и тому подобное — не являются свидетельствами душевной болезни.

Рассмотрим ситуацию на примере: кто-то кого-то хочет положить в психиатрическую лечебницу. Не важно, есть в действительности болезнь или ее нет. Просто хочет и все. Этот кто-то должен обратиться в психиатрический диспансер по месту жительства с письменным заявлением на имя главного врача: так, мол, и так, я такой-то являюсь родственником, другом или соседом такого-то; прошу, чтобы вы его освидетельствовали, потому что он…. И дальше приводится перечень подозрительных и тревожных, с его точки зрения, фактов.

После этого человека, в отношении которого поступило заявление, вызывают в диспансер. Если он пришел — хорошо. Если под разными предлогами отказался прийти, заявление передается в суд по месту жительства. Судья рассматривает ситуацию и вызывает потенциального больного к себе обычной повесткой. Назначается слушание, по результатам которого судья принимает решение о состоянии больного и необходимости его госпитализации. Причем решение принимается на основании заключения врача. К примеру, психиатр пишет: «по представленным сведениям, можно предположить наличие у человека душевного заболевания». Никакого диагноза на данный момент никто не ставит, речь идет только о предположении наличия или отсутствия симптомов.

Допустим, суд согласился с мнением заявителя и доводами врача. Тогда он дает санкцию на дополнительный осмотр пациента. Участковый врач-психиатр идет к человеку домой и там с ним беседует. Если выясняется, что пациент действительно не здоров, врач вызывает скорую помощь.

Прибывший врач скорой помощи еще раз осматривает пациента и дает свое заключение о состоянии его психического здоровья. В этот момент он может запросто не согласиться с мнением участкового врача. Такое часто бывает. Если же он соглашается, человека отвозят в больницу. Здесь его принимает третий участник процесса — врач приемного отделения. В свою очередь тот тоже может отказать в госпитализации.

Но даже если все три врача признали у потенциального пациента наличие заболевания, это все равно еще не значит, что он останется в больнице. Состояние всех, кто попал в клинику недобровольно, на следующий день рассматривает специальная комиссия. Представим, что комиссия сказала: «да, принудительное лечение необходимо». Тогда она вновь обращается в суд. Судья, рассмотрев доводы врачей и адвокатов пациента, ставит точку в этом деле...

Как видно, процедура помещения человека в психиатрическую лечебницу урегулирована законом, причем многоступенчато. Поэтому просто так вот взять и упрятать человека в клинику почти невозможно. По своей практике могу сказать, что к нам недобровольно попадает много больных. И далеко не все, на кого подаются документы в суд, остаются в больнице. Часто решение суда идет вразрез с мнением врачей.

Опять же не будем забывать, что если человек попал в психиатрическую больницу по решению суда, он может всегда его оспорить. Об этом прямо говорится в законе: человек имеет право обращаться к кому угодно — к священнику, адвокату, журналисту, судье, прокурору и так далее. И администрация больницы не может ему в этом помешать.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинской группы, член Общественного совета при Президенте РФ

Если оценивать ситуацию в общем, то случаев, когда людей за их политические взгляды сажали в психиатрические больницы, на данный момент не так уж и много. Гораздо чаще они там оказываются в связи с различного рода хозяйственными спорами. Московская Хельсинская группа этими вопросами занимается. По данной теме у нас даже был специальный доклад. Скажем, предприниматель упекает в психиатрическую клинику своего партнера, чтобы целиком завладеть их общим делом. Или кто-то из родственников подает заявление на своего родственника, чтобы получить его квартиру или имущество. Довольно часто в психиатрических больницах оказываются выпускники детских домов. Как известно, по достижении 18 лет им полагаются квартиры. Чтобы квартир детдомовцам не давать, их упекают в интернаты для душевнобольных. Такие случаи мне известны и Хельсинская группа их разбирала.

Что касается оппозиционной деятельности, то в течение последних лет было несколько случаев принудительного помещения людей в психиатрическую клинику. Но довольно быстро нам удавалось справиться с проблемой. К примеру, в Тюмени во время судебного слушания над одним правозащитником, судья распорядился поместить подследственного в психиатрическую больницу — ему не понравилось, что человек требовал соблюдения закона. Московская Хельсинская группа добилась обследования правозащитника у независимого психиатра, и он довольно быстро был освобожден из больницы. Но эта история скорее исключение из правил.

В СССР был такой психиатр, Андрей Владимирович Снежневский. Им была предложена концепция, согласно которой неумение адаптироваться к условиям жизни в стране свидетельствует о вялотекущей шизофрении. Именно с этим диагнозом диссидентов помещали в психиатрические больницы. Это были совершенно нормальные люди, всего-то лишь несдержанные в своих высказываниях. Не сумасшедшие, а несколько такого психопатического, истерического типа поведения.

Люди оказывались в психиатрической клинике и по иным причинам. Вспомним историю с генералом Петром Григорьевичем Григоренко. В своих поступках, оценках людей он был совершенно нормальным, взвешенным человеком. Но поскольку властям было неудобно судить генерала за оппозиционные взгляды, его признали сумасшедшим.

Или еще одна история. Во время знаменитой демонстрации 25 августа 1968 года против вступления советских танков в Чехословакию, одному из демонстрантов — Виктору Файнбергу в момент задержания выбили передние зубы. Везти его в суд без зубов было неудобно. Тогда Файнберга объявили душевнобольным. И он довольно долго и очень тяжело отбывал срок в психиатрической больнице.

Надеюсь, что советская практика в современной России не получит широкого распространения. Сейчас мы быстро узнаем о подобных случаях, и можем оперативно принимать меры противодействия. Поднять эту проблему в СМИ, обратиться в прокуратуру, к общественности. Все от нас зависит. Надо этому противостоять, сегодня у нас есть такая возможность.

 

Комментарии
  • Неизвестная персона
  • 20 марта 2009, 19:26
Хорошо если сведения о том, что здорового человека хотят поместить на принудительное лечение поступят к правозащитникам до того, как он там окажется. Жалобу куда либо из за стен психушки отправить проблематично, мягко выражаясь. Корреспонденция перлюстрируется. В настоящее время появилась специфическая категория адвокатов, специализирующаяся исключительно на поручениях на защиту, исходящих от правоохранительных органов и судов. Назвать их правозащитниками язык не поворачивается, поскольку они никогда не "укусят руку их кормящую",т.е. не станут выражать позицию, отличную от позиции органа, назначившего их в качестве защитника. А средств на оплату услуг независимого защитника у них чаще всего нет, как нет их (средств) у близких родственников помещаемого, которых, кстати далеко не всегда извещают о назначенных судебных процессах по принудительному помещению в психиатрический стационар из родственника.
  • Неизвестная персона
  • 24 апреля 2009, 22:11
Милиция - сначала пройдемте на досмотр - в комнате без свидетелей всё выворачивают - ничего не запрещенного не
нашли, документы в порядке - трезвый - театрально рассматривали вены искали следы уколов -ничего не нашли. А
сержант позарился на мобильный телефон. Пауза -всё в порядке но мобильник отобрали. - Офицер "Ну и чего с ним
делать, отпускать то нельзя" - и шепотом - "Да ты отжил свое" - Потом сержанта озарило -" А давай позвоним и сдадим
его в психушку" - Пауза - Потом офицер достаёт листок из школьной тетрадки в клеточку и говорит что отпустит если
напишу расписку на имя старшего лейтенанта Волченкова А.Н. расписку что претензий по поводу задержания не имею.
Ради семьи написал - но больше милиция для меня не правоохранительные органы. И на прощанье им сказал что
теперь точно буду копить деньги на перемену гражданства - прошло уже лет 5 пока не получается - если не накоплю
буду выбивать статус лица без гражданства.
  • Неизвестная персона
  • 27 мая 2009, 08:54
А вот я живу в постоянном страхе за свою жизни и своих близких.... Мой брат- он болен ( шизофрения) лежал пару раз в клинике. а теперь его даже не забирают по скорой. А бесконечные жалобы участковому врачу психиатору не дают никакого результата.
  • Неизвестная персона
  • 12 марта 2010, 15:35
Аналогичная картина-сестру,состоящую на учете и неоднократно лежавшую в больнице,даже после того как она чуть не убила мать гладильной доской в приступе,совершенно не хотят забирать даже по заявлению к участковому.Что за законы идиотские?Или думают,что все продумали?
gavrusha030171@mail.ru
Нынешние законы на стороне неадекватных, агрессивных людей.
Добиться в правоохранительных органах защиты своих несовершеннолетних детей от моей агрессивной матери и ее недееспособного сына не могу уже несколько лет. Зато мать чувствуя свою безнаказанность хулиганит, пугает детей, ведет себя похлеще любого алкаша. Эдакая бабка-сутяга-хулиганка. Уже несколько лет пытаемся с мужем спасать детей от «бабушки», которая нам шлет проклятия, дерется и т.д. Чтобы серьезно ввязываться в борьбу нужно не работать (обивать пороги инстанций) и иметь пару миллионов на адвокатов. В этой стране через пару десятков лет будут жить одни дауны и психи. Нормальных людей защищать государство не хочет. А жаль.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости