На главную

Доллар = 63,95

Евро = 71,57

29 сентября 2016

Коррупция

разместить: Twitter Facebook ВКонтакте В форуме В блоге
быстрый переход: Верх страницы Комментарии Главная страница
Личный кабинет автора
А Б В Шрифт

Глава АП Сергей Иванов обещает защищать тех, кто донесет на коррупционеров. Насколько это реально?

Олег САВИЦКИЙ,

обозреватель «Особой буквы»

Иванов не защитит правдоруба Петрова от коррупционера Сидорова

Сергей Иванов обещает защиту тем, кто донесет на коррупционеров. Но что реально будет, если простой гражданин решит побороть коррупцию на местном уровне? Почти невыдуманная история.
Иванов не защитит правдоруба Петрова от коррупционера Сидорова 2 апреля 2013
О том, что донесший на коррупционера получит государственную защиту, сообщил во вторник 2 апреля глава Администрации президента Сергей Иванов. По его словам, государство берется защитить гражданина-правдоискателя, если на него оказывают давление, преследуют или через суд пытаются обвинить в клевете. Иванов оговорился, что правоохранительные ведомства будут рассматривать только те сообщения о фактах коррупции, которые исходят от конкретных граждан. Анонимки отправят «в корзину». Готовность руководства страны защитить тех, кто помогает вывести на чистую воду взяточников и казнокрадов, можно только приветствовать. Правда, есть основания сомневаться, что эта защита будет действенной.

 

Большинство фактов взяточничества, загадочных тендеров, которые выигрывают никому не известные компании, и странных госзакупок становятся известными благодаря публикациям в социальных сетях. Эффект этого действия очевиден. Во-первых, следственные органы формально могут возбудить уголовное дело на основании публикации (в УПК среди поводов для возбуждения дела указывается «сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из иных источников»). Ведь возбудили же уголовное дело по материалам фильма «Анатомия протеста — 2»! Во-вторых, публикация, если она достаточно аргументирована, может привлечь внимание иных официальных органов, в задачи которых входит, например, контроль расходов. В-третьих, к делу может подключиться пресса, и в ходе журналистского расследования могут быть добыты новые факты. Наконец, огласка нервирует самих «жертв» публикации и заставляет их совершать резкие, порой необдуманные действия, прямо или косвенно подтверждающие их виновность. Словом, публикация в блоге ничуть не хуже простого обращения в Следственный комитет или в налоговые органы. Однако нормы государственной защиты, как сказал пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, не распространяются на блогеров. «Пост блогера не может рассматриваться как обращение», — заявил он в беседе с «Русской службой новостей».

Попробуем смоделировать ситуацию, в которой окажется ничем не знаменитый, «рядовой» гражданин, который, понадеявшись на государственную защиту, решит бороться с лихоимцами. Предупреждаем: изложенные ниже события — вымышленные. Но подобные истории происходят в нашей стране регулярно.

Вообразим нормальный среднерусский город — областной центр, с населением тысяч эдак в 500. В баснословном советском прошлом был он гордым промышленным центром, давал стране товары народного потребления. В 90-е все с треском обвалилось в результате организованного хаоса, затем, по итогам перестрелок, залоговых аукционов и рейдерских захватов, предприятия получили новых хозяев.

И вот на одном из этих предприятий работает в должности ведущего инженера некий гражданин Петров. В «лихие 90-е» ему не удалось урвать кусок, но, с другой стороны, он не поддался на бандитские соблазны, которые сгубили многих, а получил качественное образование, и сейчас его семья по местным меркам относится к среднему классу. Жена, двое детей (само собой, мальчик-школьник и девочка-студентка), небольшая квартира, скромная машина, собака, раз в год в Турцию летают…

И все бы ничего, но гражданину Петрову, как говорится в народе, «больше всех надо». Подцепил он в Интернете «белоленточный вирус», заболел «синдромом Навального». А может, бес попутал или все дело в том, что однажды на дороге его подрезал «бумер» шестой серии, точь-в-точь такой же, как тот, которым, как болтают злые языки, владеет супруга мэра. Сам мэр патриотично ездит на «ладе-калине», с намеком выкрашенной в желтый цвет. Правда, для неофициальных поездок все-таки предпочитает большой черный «хаммер». Любовь к серьезным машинам сохранилась у господина мэра со времен «первоначального накопления капитала»…

Короче, гражданин Петров затаил зло на местную власть и стал время от времени заглядывать на сайт «госзакупки». И однажды наткнулся на информацию о том, что тендер на покрытие центральной площади брусчаткой выиграла фирма «ООО «Вектор-НКТ» (название фирмы вымышленное и не имеет ничего общего ни с одной из реально существующих коммерческих организаций — Ред.). Гражданин Петров вспоминает, что вот уже с полмесяца как на площади стали выкладывать брусчатку, и официальная местная пресса, разумеется, превозносит мудрое решение отцов города, а граждане между собой недоумевают, зачем ломать нормально уложенный асфальт.

Путем несложных манипуляций нашему правдоискателю удается выяснить, что:

— тендер проходил в кулуарах, и фирмы, участвовавшие в нем, никакими достижениями в области дорожного строительства не прославились;

— аналогичным образом ООО «Вектор-НКТ» ни в каких дорожно-строительных предприятиях ранее не замечена и вообще создана была незадолго до проведения тендера;

— судя по всему, коллектив ООО «Вектор-НКТ» состоит из гендиректора, бухгалтера и юриста; во всяком случае, эта фирма выступает в роли генподрядчика, а непосредственно работы выполняет турецкая компания Curban Road Ltd;

— и, наконец, самое интересное: генеральным ООО «Вектор-НКТ» является шурин господина мэра.

Гражданин Петров решает действовать в рамках закона. Он не пытается поднять шум в прессе или в блогосфере. Сам он не относится к числу топ-блогеров (страничка в «Одноклассниках» не в счет), и среди его знакомых таковых не имеется. А пробивать в прессе статью с громким заголовком «Мэрские родственнички пилят городской бюджет!» некорректно, потому что у него нет на руках фактов, подтверждающих преступный характер деятельности мэра и его ближайшего окружения. Он не обращается с челобитной к президенту, как поступили бы многие на его месте. Он не идет глухой ночью к мэрии с двумя бутылками кузбасс-лака, чтобы поставить на стены «черную метку». Это вообще дикость — он же не экстремист какой-нибудь! Гражданин Петров — цивилизованный человек, и он отправляет в Следственный комитет России составленное по всей форме заявление, в котором просит рассмотреть изложенные факты и проверить на предмет коррупционных сделок.

Заявление поступает в центральный аппарат СКР, а оттуда перенаправляется в СУ СК по N-ской области. И N-ское следственное управление не находит в изложенных фактах состава преступления, о чем гражданина Петрова извещают в письменной форме.

И тут для его семьи наступают веселые, полные приключений времена.

В небольшом институте, где работает мадам Петрова, намечается сокращение кадров. До недавнего времени ее это никак не касалось — она на хорошем счету. Но с некоторого момента дня не проходит, чтобы заведующий не попенял ей за низкую эффективность. Дальше — больше: он начинает делать ей выговоры в присутствии коллег и пафосно заявляет, что работника, чей КПД упал до нуля, не станут держать за прошлые заслуги. Ее не увольняют, нет. Но делают все, чтобы она сама ушла с позором.

Петрова-дочь неожиданно заваливает сессию, хотя раньше училась вполне сносно. А тут вдруг — как подменили. Понятно — возраст такой, наверное, девушка увлеклась каким-то мальчиком, но это же не повод так халатно относиться к учебе! Может быть, ей лучше взять академический отпуск? Или поискать другое приложение своим талантам?

У Петрова-сына тоже все непросто: кто-то распустил в школе слух, что его папа, о ужас, оппозиционер, по площадям ходит, против президента митингует. После одной кулачной стычки Петрова-сына с насмешником-одноклассником родители насмешника грозят семье Петровых полицией, «дело» разбирается на высшем школьном уровне, после чего Петрова-сына берет в оборот школьный психолог. Она убеждает мальчишку, что только слабаки пытаются решить свои проблемы насилием, ну а заступаться за непутевого папу столь яростно не стоит. Петров-младший злится и посылает психолога куда подальше. Психологиня делает вид, будто страшно оскорблена, выгоняет неподдающегося, а сама обращается в органы ювенальной юстиции. Нет сомнений, что в семье Петровых детям прививают асоциальные нормы поведения.

А что с нашим правдолюбцем? А у него совсем нет сил решать проблемы семьи. У него на работе произошла авария; к счастью, никто не пострадал, но предприятие понесло серьезный убыток. И, по мнению руководства, виноват в этой аварии инженер Петров. А значит, он и будет покрывать понесенный фирмой убыток из своей зарплаты. И до того как ущерб будет компенсирован, он не имеет права увольняться.

«Работать надо, а не кляузы писать!» — проговорился однажды замдиректора.

…Эта история, как мы заметили в начале, является плодом воображения. Точнее, реконструкцией на основе реальных событий, реальных историй рядовых правдоискателей.

Московская оппозиция часто критикует «молчаливое путинское большинство» за его рабье долготерпение, но не всегда представляет бытие небольшого городка. Где, в общем-то, все на виду, а вся полнота власти принадлежит команде «крепких хозяйственников», отношения которой с федералами определяются формулой «лояльность в обмен на вседозволенность». «Крепкие хозяйственники» могут добродушно игнорировать городских сумасшедших, которые выходят каждое 31-е число на главную площадь города с плакатами. Но тому, кто покусится на святое — на собственность и власть, — снисхождения ждать не приходится.

Они не станут обвинять «кляузников» в клевете — это было бы слишком наивно. Когда вы почти самодержавно владеете целым районом, а то и областью, для вас не составит труда создать невыносимые условия своему нетитулованному оппоненту.

Тут примером может служить Алексей Навальный: его, конечно, безвестным обывателем не назовешь, но и расследования, за которые он взялся, задевают не чиновников регионального масштаба, а госслужащих, которых знают по всему миру. И поэтому Навальный сейчас обвешан уголовными делами, как новогодняя елка игрушками. Как нетрудно заметить, его никто не обвиняет в «клевете». Нет — ему предъявляют то кражу леса, то кражу спирта, то кражу почты (вот почему «Почта России» работает так медленно!). Никакой политики — простая уголовщина… Подобным образом разбираются и с мелкими правдоискателями на местном уровне. Ставки там другие, но система такая же.

Заметьте, в изложенной выше «реконструкции» мы постарались обойтись без «латиноамериканской» романтики. А в жизни бывает, что у людей, которые возвысили голос против власти, горели дома и машины, на них или на их близких нападали «неизвестные».

Тем не менее опасную и неблагодарную работу по разоблачению коррупционеров нужно продолжать. Так получилось, что борьба против коррупции стала самым эффективным оружием гражданского общества. Революция пока не предвидится. Избирательная система России поистине «волшебна» и надежно охраняет действующую власть от опасности смещения законным путем. Но разоблачение коррупционеров и их судебное преследование — это вполне реальная задача. И это действенная стратегия, что бы ни говорили скептики.

«Жулики и воры», зная, что им не удастся конвертировать краденую собственность во власть, а власть — в новые «бизнес-проекты», будут вынуждены хитрить, изворачиваться, уступать в мелочах, теряя перья и клочья шерсти. И кое-кто, возможно, внезапно раздумает идти «во власть», зная, что через непродолжительное время его выгонят из большого светлого кабинета.

Каков будет итог гражданской антикоррупционной кампании, предсказать трудно. Но пока она приносит плоды, и, значит, ее надо продолжать. Пусть даже обещанная самим Путиным защита ничего не стоит.

 

Материал подготовили: Олег Савицкий, Владимир Титов, Александр Газов

Комментарии
Комментариев нет.
Для добавления комментария необходимо войти на сайт под своим логином и паролем.

Особые темы

Как отношение человека к детям-аутистам влияет на его восприятие ситуации в Крыму

Дуня СМИРНОВА,
сценарист, кинорежиссер, учредитель фонда «Выход»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
«У нас с толерантностью очень плохо. Тотально»
8 июля 2014

Интервью с кандидатом в члены Общественной палаты РФ нового созыва

Елена ЛУКЬЯНОВА,
доктор юридических наук, директор Института мониторинга эффективности правоприменения
«Общественная палата — это место для пассионариев»
«Общественная палата — это место для пассионариев»
13 мая 2014

Знаменитая «Санта-Мария» обнаружена спустя 522 года после своей гибели

«Особая буква»
Обломки легенды
Обломки легенды
13 мая 2014

Если не Асад, то кто?

Виталий КОРЖ,
обозреватель «Особой буквы»
Горе-выборы побежденным
Горе-выборы побежденным
8 мая 2014

Государство берет под контроль Рунет: серверы планируют перенести в РФ, контент — фильтровать

«Особая буква»
Власть расставляет сети для Сети
Власть расставляет сети для Сети
29 апреля 2014

Новости